Секреты дрессировки спаниеля.

Сергей Фокин

Журнал «Природа и охота»

 

Итак, вы приобрели щенка спаниеля. Помните, что этот веселый длинноухий малыш прежде всего – ваш будущий помощник и друг на охоте, и поэтому вы завели его не ради потехи своим домашним и не в качестве игрушки для детей. Воспитанием и дрессировкой спаниеля надо начинать заниматься уже с первых дней появления щенка в доме. В данной статье читатель может не найти прописных истин дрессировки, изложенных в многочисленных пособиях по собаководству. Но дрессировка спаниеля имеет свои особенности. Имея 20-летний опыт охоты со спаниелями, хочу поделиться с читателями своими наблюдениями и секретами. Буду рад, если начинающим спаниелистам мой скромный труд поможет в подготовке молодой собаки к охоте, а опытные охотники, на счету которых десятки птиц, взятых из-под длинноухих помощников, найдут для себя что-то новое с пользой для дела.

С первых дней.

Малыш прежде всего должен хорошо знать своего хозяина и только его воспринимать как лидера и как лучшего друга. Известный австрийский этолог Конрад Лоренц установил, что «чувствительный период», в течение которого собака запечатлевает человека в качестве «хозяина на всю жизнь», ограничивается первыми семи месяцами жизни щенка. Собаки, попавшие к хозяину в более позднем возрасте будут иметь к нему меньшую привязанность, хотя и становятся преданными и послушными. Вот почему важно, во-первых, брать именно щенка, а не взрослую собаку, а во-вторых, самому уделять больше внимания щенку, не перекладывая заботы о его воспитании на плечи домочадцев.

Если вы очень заняты и вам некогда самому заниматься с молодой собакой, то лучше вообще отложить ее приобретение до лучших времен. Поистине неосознанное горе для спаниеля – обрекать его в будущем на «диванную» жизнь. Ведь эти собаки созданы для охоты, которая для них – самое большое удовольствие в жизни.

Мне могут возразить: что плохого, если занятый повседневными делами охотник приобретет подрощенного 7-10-месячного щенка и будет обучать его сам или отдаст в натаску опытному натасчику и в дальнейшем будет охотиться с подготовленным спаниелем? Известный этолог и физиолог, специалист по высшей нервной деятельности животных профессор Л. В. Крушинский, опровергая К. Лоренца, считал, что в силу своей рассудочной деятельности даже взрослая собака, попавшая к дельному охотнику, станет преданным помощником в ответ на соответствующее обращение и дрессировку, подкрепляемые охотой. И примеров тому немало. Сам Леонид Викторович, будучи страстным охотником-легашатником, приобретал собак в возрасте от семи месяцев до полутора лет, натаскивая их по английской методике (легавым, например, запрещалось не только подавать битую птицу, но и брать ее в пасть). Я охотился с собаками Л. В. Крушинского – это всегда были отличные работники, искренне преданные своему хозяину. Но обучение подрощенных собак всегда значительно сложнее, нежели щенков.

Спаниели в отличие от легавых «созревают» для охоты раньше, и упустить «младенческий возраст» для дрессировки крайне нежелательно. Обученный же натасчиком спаниель может в дальнейшем предпочитать слушаться только его, а не хозяина, и смена лидера будет происходить довольно трудно. С детства щенок запоминает именно ваши интонации, голос и манеру поведения, а это очень важно. Поэтому желательно начинать дрессировку с первых дней.

 

Кличка

 

Кличка для щенка ни в коем случае не должна заменять команду «ко мне!». Она всегда ассоциируется у собаки с обращением к ней и служит сигналом «Внимание!». Поэтому перед подачей команд щенку необходимо дать подготовительный сигнал, произнеся его кличку. Для взрослой собаки или уже обученной молодой кличку перед командой можно не произносить, кроме тех случаев, когда собака увлечена чем-то, что мешает ей адекватно и быстро отреагировать на команду. Приучать щенка к кличке надо с первых же дней его появления у охотника. Кличка должна ассоциироваться у щенка с комфортной обстановкой и контактом с вами: когда вы играете с ним, ласкаете или выводите на прогулку.

Кстати, о самой кличке спаниеля. На мой взгляд, иностранные имена типа Бой, Бим, Джой, Лорд как-то не ассоциируются с породой русский охотничий спаниель – все же порода-то наша, российская, стандартизированная в нашей стране в 1951 году. И хотя вышеперечисленные клички сплошь и рядом встречаются в родословных, благозвучнее было бы назвать щенка Тимом, Томом, Диной, Ладой, Лаской, Лапкой, Найдой или Вестой, стоит лишь открыть томик Л. П. Сабанеева со списком кличек легавых – ведь спаниели очень близки к ним и по происхождению, и по работе. Другое дело – английские или американские кокер-спаниели, а также спрингеры – там уже свои традиции в выборе собачьих имен.

 

«Место!»

 

У щенка в доме должно быть свое постоянное место, закрытое от прямого солнечного света и вдали от прохода. Лучше оборудовать в квартире подобие будки – деревянную, картонную либо фанерную коробку с лазом и съемной крышкой. Такие домашние домики удобны именно для небольших собак, к которым относятся и спаниели, и совершенно не пригодны для легавых. Оптимальные размеры домика для спаниеля 50х60х50 см.

Команда «Место!» или «На место!» — одна из самых первых, которым должен научиться щенок. Главное – начать приучение к ней малыша, испытывающего потребность в отдыхе после прогулки, игры, дрессировки. Одно-двух-месячные щенки (а именно в таком возрасте охотник приобретает будущего помощника) много спят. Если возраст приходится на холодное время – лучше на подстилку к щенку положить резиновую грелку с теплой водой, завернутую в тряпку или полотенце. После пробуждения щенка грелку немедленно убирают, чтобы малыш не играл с ней и не погрыз. Когда он сделает свои необходимые дела, поест и вдоволь наиграется, и по его поведению вы поймете, что пришло время отдыха, — отнесите его на подстилку к теплой грелке, приговаривая «Место!». После укладывания еще некоторое время повторяйте команду, поглаживая щенка. Обычно этого достаточно. Можно похлопывать ладонью по подстилке, повторяя «место, место». Команда очень облегчает содержание спаниеля в быту – и в доме, и на охотничьей базе, и особенно, когда вы приезжаете на охоту в качестве гостя. Разумеется, в условиях охотничьего быта место длинноухому помощнику определяет хозяин, обозначая его походной подстилкой.

 

«Нельзя!» и «Возьми!»

 

Запрещающая команда «Нельзя!» особенно необходима для спаниелей, не делающих стойку по птице, в отличие от легавых. Именно эта команда, а не «Сидеть!» или «Лежать!». Но об этом чуть позже. Сейчас же мы запомним, что «Нельзя!» — одна из самых главных команд для спаниеля.

Начинать отрабатывать ее нужно «у миски». Когда подходит время кормления, щенку дают миску корма и, придерживая за холку, резко командуют – «Нельзя!», удерживая собаку вначале 5-7 секунд, а с возрастом – больше. Если щенок рвется к миске, его одергивают либо легонько шлепают хлыстиком (но не рукой!). Затем мягким голосом подают разрешающую команду «Возьми!» или «Взять!» и отпускают проголодавшегося щенка, разрешая тем самым приступить к трапезе. Можно подвести щенка к миске на поводке и удерживать по команде «Нельзя!», отстегивая поводок после разрешающей команды. Со временем добиваются выполнения команды без физичесого воздействия и на расстоянии.

Запрещающую команду подают не только перед едой, но и в любых других случаях, когда вы хотите предотвратить нежелательные действия своей собаки: погоню за кошкой и курами, прихватывание обуви и других предметов, которыми вы запрещаете ему играть, поедание пищи, случайно найденной на улице во время прогулки. Запрещающую команду, применительно к легавым, чаще произносят как «Тубо!», борзым и гончим – «Отрыщь!», служебным собакам – «Фу!». Для спаниеля более применительно русское «Нельзя!»

Разрешающую команду «Возьми!» легашатники заменяют английским «Пиль!» (в переводе от сокращенного «Добывай!»), соответственно для других вышеперечисленных пород – «Дбруц!» и «Фас!». Для всех собак эти команды очень необходимы, например, легавую этой командой посылают вперед со стойки. Но для спаниелей «Возьми!» применяют очень редко, разве что для побуждения поиска затаившегося подранка. Но и в этом случае достаточно поощрительной команды «Давай! Давай!», которую щенок усвоит в процессе отработки команды «Ищи!».

 

«Сидеть!»

 

Команда «Сидеть!» одна из самых распространенных и часто используемых для спаниеля. Обучение этой команде происходит достаточно быстро: щенку показывают лакомство, поднимают руку вверх и командуют «Сидеть!», а другой рукой слегка надавливают на круп, заставляя сесть. Как только он это исполнит, придерживая его и не давая встать, поощряют лакомством и ласковым словом. Можно использовать поводок, слегка придерживая собаку и потягивая назад, чтобы она села. Либо заводят лакомый кусочек над головой чуть назад – щенок обязательно, следя взглядом сядет. Обязательно каждое исполнение команды поощряют пищей. Когда щенок научится четко выполнять команду «Сидеть!», переходят на отработку этой же команды на расстоянии, постепенно увеличивая дистанцию. Как мы уже говорили, эта команда должна всегда сочетаться с поднятием вверх руки. Собака должна садиться как по команде, так и по этому жесту, что особенно важно на большой дистанции от хозяина. Чаще всего команда «Сидеть!» на охоте применяется для успокоения слишком разгоряченного спаниеля, сокращения его поиска, предотвращения побежек за птицей и на выстрелы других охотников, а также для поджидания охотника – например, если надо подкрасться к берегу озера, где плавают утки.

Охотясь со своей Лапкой, я полностью заменил жест поднятия руки на подъем вертикально вверх ружья. Это очень удобно в практической охоте, правда собака в ответ на этот сигнал исполняет не классическое «Сидеть!», а подбегает ко мне и только после этого садится либо останавливается, явно ожидая выстрела. Лапка вообще любит, когда стреляют из ружья, словно предвкушая уже возможность скорого контакта с битой птицей, а потому поднятие вверх ствола ружья действует на спаниеля завораживающе. Таким образом можно бесшумно, не производя никаких команд, подойти с собакой почти у ноги к тому месту, где, например, только что на ваших глазах села утка или спланировал осенний вальдшнеп.

Команда «Сидеть! Очень удобна и в быту. Но когда я начинал обучать ей моего первого спаниеля Тима, столкнулся с такой проблемой: привыкший получать лакомство за выполнение команды, Тим перед тем, как сесть, всегда разворачивался в мою сторону. На расстоянии, если команда застала его убегающем от меня, он всегда в начале разворачивался ко мне и лишь потом усаживался. А как же при взлете дичи? Ведь спаниель должен сопровождать ее взглядом. Никто из специалистов не мог дать мне ответ. Даже известный спаниелист Н. А. Валов, который в то время читал лекции по натаске спаниелей начинающим охотникам, на мой вопрос только развел руками. Наконец я нашел выход сам: после  выработки четкого исполнения команды на расстоянии – никакого поощрения пищей! Только ласковые слова и поглаживание в качестве награды, а в случае неповиновения – наказание (окрик, либо даже прутиком). Надо помнить, что «Сидеть!» — прежде всего запрещающая команда, сходная с уже выученным щенко «Нельзя!».

Так как спаниель не делает стойки перед дичью, важно не допустить в дальнейшем погонки взлетевшей птицы. Здесь хороши обе команды, но все же я предпочитаю пользоваться резким окриком «Нельзя!». Затем, в зависимости от темперамента собаки и ее поведения, можно скомандовать «Сидеть!». Некоторые охотники вместо этих команд при подъеме птицы дают звучную и строгую запрещающую команду «Стоять!». Неоднократно наблюдал это со стороны – очень эффектно. Рекомендую попробовать. В то же время команду «Лежать!», так принятую у легашатников, в виде английского «Даун!», к спаниелям обычно не применяют: из-за небольшого роста уложенная после вылета птицы спаниелька, особенно в траве, лишена возможности наблюдать место падения птицы после выстрела.

 

«Ко мне!»

 

Пожалуй, отработать у щенка выполнение этой команды наиболее легко. Обычно к двум месяцам щенки уже хорошо ее выполняют. Если малыш играет и подошло время кормления, окликните его, а когда он посмотрит на вас, скомандуйте «Ко мне!», показав лакомый кусочек. Только сначала – команда, а потом показ угощения и подкрепление. Делайте так почаще в разных ситуациях, но только не после еды. Помните, щенок должен быть готов к приему лакомства. Однако всему есть мера, и надоедать щенку командами, в том числе и этой, нельзя. Иначе вскоре он перестанет реагировать, и все придется начинать сначала. Одновременно с командой «Ко мне!» спаниеля приучают к свистку. Ведь во время натаски и на охоте именно свистком легче управлять собакой для сокращения поиска, призыва к себе, остановки погонки птицы на расстоянии, так как «дальнобойность» свистка много больше, чем команд, отдаваемых голосом, особенно в ветреную погоду.

Сначала вы используете свисток почти одновременно с командой «Ко мне!», затем заменяете одно другим: в одном случае он получает лакомство за подход по команде, в другом – по свистку. Каждое кормление необходимо использовать для отработки подхода собаки к вам по сигналу. Никогда не ставьте миску с едой просто молча.

Есть еще одна хитрость. Все маленькие щенки очень любят, когда с ними ложаться на пол. Они тут же подбегают, начинают играть и ласкаться. Это можно использовать для отработки призывных команд. Но главное, чтобы вы сначала произнесли команду (или дали свисток), а затем уже опустились на пол. Лакомство можно не применять, так как для щенка контакт с вами на уровне его роста – очень мощное подкрепление.

 

«Подай!»

 

Большинство спаниелей имеют врожденную склонность к апортированию дичи. Ее нужно только развить и довести до совершенства. Обычно все спаниели более охотно подают с воды, нежели с суши. Поэтому начинать отработку подачи нужно с уроков по апортированию с земли. О проблемах апортирования легавых было написано немало, в том числе и в нашем журнале. Все эти приемы подходят и для спаниелей.

Хочу порекомендовать сразу же для игры щенка и для подачи использовать помимо мячиков и игрушек высушенные и слегка расправленные крылья вальдшнепов и селезней, заготовленные с весенней охоты. Если обучение происходит зимой, можно заготовить с осеннего сезона крылья бекасов, дупелей и коростелей, которые хороши для дрессировки маленьких щенков. Помните, неоднократно описываемые приемы приучения щенка к ощущению перьев во рту (марлевые мешочки, в которые закладываются крылья, веревочки за которые дергают крыло, чтобы обазартить щенка и т. р.)? Из своего опыта порекомендую сразу же приучать щенка к перу. Буквально с первого дня появления малыша в доме крылья должны быть его любимой игрушкой. Но играть с ними он должен только под наблюдением хозяина во избежании разрывания и заглатывания перьев. В качестве игрушки лучше использовать крылья крупных птиц с прочным прикреплением перьев – особенно хороши крылья весенних гусей и селезней. А вот для подачи можно применять целый набор разнообразных крыльев. Тем более, что от урока к уроку они быстро приходят в негодность.

Первые опыты подачи крыла вы отрабатываете во время игры. Бросьте крыло и скомандуйте «Подай!». Когда щенок возьмет его в пасть, быстро подойдите, скажите «Дай!» и поднесите лакомство. Другую руку подведите под морду. Щенок откроет пасть, и крыло окажется у вас в руке. Кстати, в качестве лакомства лучше использовать кусочек сыра, отварного мяса, либо хлебный сухарик.

Со временем задачу усложняют – крыло бросают и командуют «Подай!», поощряя только в ответ на правильное выполнение команды. В одном из пособий прочитал, что если собака не подает с суши, а лишь играет с крылом или тыкает носом отстрелянную птицу, надо в момент, когда она подхватит поноску, скомандовать «Ко мне!», и пес должен апортировать. После отстрела дичи, если собака бросает ее по пути к хозяину, рекомендуют повторить «Подай!» и после этого развернуться и уходить от собаки – дескать, делать нечего, пес не бросит птицу и понесет к хозяину. Увы, на практике такое обычно не получается! Услышав знакомое «Ко мне!», либо увидев удаляющегося хозяина, спаниель со всех ног бросается к нему, забыв о крыле, и даже о такой соблазнительной дичи. В этом случае вторая команда полностью блокирует условный рефлекс, выработанный первой, поэтому порекомендовать этот способ никак нельзя. Никогда не следует смешивать эти две разные команды.

Заключительным этапом тренировки апортирования считается отработка последовательности: «Сидеть!» — заброс крыла (собака остается на месте) – «Подай!» (собака апортирует крыло) – «Сидеть!» (садится, не выпуская крыло из пасти) – «Дай!» (отдает в руки).

Для спаниелей особенно важна выдержка после заброса поноски. Щенка при этом удерживают насильно и окриком «Нельзя!», отпуская только по команде «Подай!». В дальнейшем он должен это исполнять без физического контакта с хозяином. Помните, что выдержка спаниеля перед посылом за поноской – одна из гарантий предотвращения погонки взлетевшей птицы в полевых условиях.

После того как щенок научится безукоризненно подавать крыло – пора переходить к подаче битой птицы. Прошли те времена, когда даже летом дичь в пере можно было купить в магазине «Дары природы». На некоторых полевых испытаниях практикуется отстрел птиц для подачи по специальным разрешениям охотнадзора. Но если такой возможности нет, оставьте вальдшнепа или селезня, добытого на весенней охоте, в морозилке, где птица хорошо сохранится 1-2 месяца. Позже, даже при сильной заморозке, ее лучше не использовать – она быстро будет намокать и приобретет специфический запах. Для подготовки мороженой птицы к подаче ее необходимо за сутки-двое переложить на нижнюю полку холодильника, завернув в газету, чтобы оттаивание шло медленно. Бывает, что спаниель хорошо апортирует такую птицу, так же поступает и с отстрелянной, но остывшей, но не приносит свежебитую. Некоторые такую теплую птицу даже не берут в пасть, другие тыкают носом, катая по земле, либо ощипывая, встречаются собаки, начинающие ее рвать и даже пожирать. Бороться с этим очень трудно: многое зависит и от индивидуальных особенностей поведения собаки, а от охотника требуется упорство, внимание к своему длинноухому помощнику и проявление смекалки и импровизации в тренировке. Так, для предотвращения прикусывания и разрывания дичи свежестреляная птица прикручивается к палке колючей проволокой с таким расчетом, чтобы собака могла аккуратно взять ее в пасть, не поранив себя, но не могла рвать.

Для брезгливых к теплой птице собак хозяин иногда вынужден применять небольшую предварительную голодовку с последующей отработкой подачи с подкреплением лакомством. Для многих это покажется жестоким, но бывает, что иного выхода просто нет.

Вы помните, что отработку команды «Подай!» мы начали с игры. Но есть спаниели, которые, даже будучи щенками, не склонны во время игры брать в пасть и приносить мячики, палочки и игрушки. В лучшем случае они их катают по полу, берут на короткое время и тут же бросают. Бывает и необходимость научить апортированию уже достаточно взрослого спаниеля, совершенно не склонного к игре. Здесь необходима очень длительная тренировка – крыло мягко вкладывается в пасть собаки и челюсти некоторое время удерживаются руками, при этом все время повторяют команду «Подай!». В конце концов после долгой дрессировки все же удается заставить собаку самостоятельно брать поноску и приносить ее хозяину.

Отработка подачи с воды обычно проходит легче, чем с суши. Вначале щенка приучают к воде, благо спаниели ее очень любят. Выбирают теплую погоду и гуляют с щенком по сырому лугу, где ему приходится преодолевать, следуя за хозяином, лужи, мочажины и небольшие луговые бочаги (т. е. маленькие озерки на лугу, заполненные после половодья водой и обычно пересыхающие во время длительной засухи). Вода должна быть хорошо прогрета, а малыш должен быть уже в меру закален. Плавать спаниели учатся быстро. Хорошо, если около вашего дома в деревне или на даче есть озеро, где можно купаться вместе с собакой. Обычно обучение самой команде «Подай!» с воды происходит без каких-либо проблем. Опять же порекомендую из всех поносок отдавать предпочтение крыльям.

Но что делать, если все же ваш спаниель хорошо подает с воды, но так и не научился апортировать с суши? Я использовал в этом случае следующий способ. Выбираю луговое болотце, глубина которого по направлению к берегу постепенно уменьшается и последние 5-7 м до суши представляют собой сырой луг с чавкающей под ногами водой. Поноска забрасывается сначала подальше на глубину, и спаниель, как обычно, подает ее вплавь. Затем забросы делают все ближе и ближе к берегу, так что собака при подаче уже не плывет, а бредет по воде и, наконец, идет по влажному болоту. Постепенно апортирование переходит на сушу. В первой серии таких опытов подача с сухого может не получиться, но в дальнейшем, при регулярной тренировке, будет отработана. Остается ее закреплять при каждом удобном случае. Только не забывайте проделывать это в теплую, лучше жаркую погоду, чтобы не переохладить ученика.

 

«Ищи!»

 

Отработка этой команды доставит большое удовольствие и спаниелю, и самому хозяину. Ее проводят в виде игры, к которой могут быть подключены и дети, с удовольствием принимающие в ней участие, пряча от щенка то, что ему предстоит найти. Щенок должен быть достаточно голоден, а перед обучением необходимо подготовить маленькие кусочки вареного мяса, положив их в целлофановый пакет. Можно использовать сухарики, сыр и другие лакомые кусочки, имеющие запах, так как щенок при их поиске будет в основном ориентироваться, пользуясь чутьем.

Каждый раз вначале щенка отвлекают, и кто-нибудь прячет в комнате один из кусочков, потом командуют «Ищи!». Как только он найдет кусочек, его нужно похвалить и приласкать. Во время поиска щенка можно подбадривать повтором команды «Ищи, ищи, ищи!». Это очень пригодится на охоте.

Сначала кусочки прячут на полу, на видном месте, затем в более потаенных местах, а когда малыш усвоит поиск по команде, то лакомство прячут повыше – на стуле, коробке, тумбочке и т. п. Затем переходят на поиск несъедобных предметов – лучше всего крыльев или даже тушек самих птиц, если таковые у вас имеются (вторые можно отложить до натаски). После обнаружения спрятанного крыла малыш всегда должен получать лакомство. На последнем этапе обучения, как только спаниель обнаружит спрятанное крыло, дают уже знакомую команду «Подай!» — и ученик должен принести его вам и отдать в руки.

Всех этих команд, о которых шла речь в статье, вполне достаточно для подготовки спаниеля к натаске и охоте. Но об этом в следующем номере журнала.


Подготовка спаниэля к охоте

Подготовка спаниэля к охоте — это комплекс мероприятий, состоящий из предварительной домашней дрессировки, дрессировки в поле (более сложной), натаски по дичи и постоянного наблюдения за собакой во время охоты.

Первоначальная домашняя дрессировка спаниэля начинается примерно с двух-трехмесячного возраста. Прежде всего надо приучить щенка прибегать по свистку к хозяину. Этот условный рефлекс, как и многие другие, быстрее можно выработать с помощью пищевого безусловного рефлекса.

Дрессировщик подает частые и короткие сигналы свистком и, как только щенок обратит на них внимание, подвигает к нему миску с едой. После двух-трех таких уроков щенок правильно реагирует на свисток.

Усложняя прием, дрессировщик пользуется свистком во время прогулок с собакой, награждая ее лакомым кусочком, когда она подбегает к нему. На этом этапе дрессировки не следует подавать сигнала, если щенок чем-то очень увлечен (например, нашел валяющуюся косточку). Может случиться, что он не выполнит требования хозяина, а это очень вредно отразится на последующем обучении собаки. В дальнейшем каждый раз после подачи сигнала свистком надо произнести команду «Ко мне!». Таким образом, щенок усвоит значение и свистка, и этой команды. Однако в поле и во время охоты надо преимущественно пользоваться свистком.

Не надо забывать, что «собака поймет» еще не значит, что «собака всегда выполнит». Поэтому закрепление всякого условного рефлекса требует постоянного повторения приема. За четкое исполнение собака поощряется сначала лакомым кусочком, потом ласковым словом и оглаживанием. Никогда не следует обижать явившуюся по свистку или по приказанию молодую собаку.

Показателен такой пример: один охотник выгуливал щенка спаниэля перед уходом на работу и по возвращении вечером. Щенок весь день сидел на привязи дома. Обучив щенка являться на свисток, охотник не имел потом ни времени, ни терпения для повторения приема. Выпущенный во двор щенок начинал играть и резвиться, а охотник, не давая ему набегаться, свистел, брал его на поводок, тащил домой и сажал на привязь. Естественно, молодая собака, заслышав свисток, стала делать наоборот: убегать от хозяина. Другой охотник, который впоследствии купил этого щенка в восьмимесячном возрасте, вынужден был начать обучение заново, заменив свисток командой.

С трех-четырехмесячного возраста надо приучать щенка выполнять команду «Лежать!» (или «Даун!»). Явившемуся по свистку щенку охотник не дает сразу корм, а командует «Лежать!» и, одновременно негрубо надавливая ладонью щенку на спину, заставляет его лечь. Выдержав щенка в таком положении несколько секунд, дрессировщик командует «Возьми!» и подвигает миску с кормом. Эти выдержки перед кормом постелен-) но удлиняются. Одновременно с командой «Лежать!» резко поднимают вверх правую руку, а с командой «Возьми!» правой рукой показывают в направлении пищи. Когда щенок твердо усвоит значение этих команд и сигналов, можно переходить к его тренировке и без корма, но обязательно каждый раз поощряя лакомым кусочком.

В первом периоде обучения команду «Лежать!» не следует подавать в то время, когда щенок чем-либо увлечен: он может ее не выполнить. Между тем, этот прием является одним из важнейших, без усвоения его с горячим спаниэлем охотиться будет трудно.

В дальнейшем выполнение этого приема постепенно закрепляется на прогулках, при дрессировке в поле и натаске. Не всегда удается быстро научить щенка выполнять команду «Нельзя!» во время прогулок, на расстоянии от охотника. В этом случае, не прибегая к шнуру, можно опять воспользоваться хиной. Если щенок, несмотря на приказание «Нельзя!», все же схватит посыпанный хиной кусочек мяса, надо подойти и строго повторить: «Нельзя!». В этом случае недовольный тон дрессировщика и горькое неприятное ощущение во рту от хины как нельзя лучше помогут собаке усвоить команду. Последнее, чему надо научить молодую собаку в первом периоде, это исполнению команды «Подай!»

Здесь мы сразу должны предупредить читателей, что с обучением щенка подаче спешить не следует, так как это самый трудный и самый необходимый для спаниэля прием. Охота со спаниэлем, отказывающимся подавать убитую птицу, наполовину теряет свой смысл. Кроме того, такая собака никогда не будет классной, так как без подачи птицы она не получит полевого диплома и не может быть включена секцией кровного собаководства в план вязок.

Обучение подаче первоначально ведется в период домашней дрессировки и продолжается в более сложных условиях в поле и во время натаски по дичи.

Сначала от молодого четырех-пятимесячного щенка охотник должен добиться усвоения команды «Подай!». И, если щенок будет приносить какой-либо мягкий предмет, брошенный -на 3—5 м, этого будет достаточно.

В качестве поноски лучше всего использовать связку из нескольких крыльев дикой птицы (утки, вальдшнепа и т. п.). Собака сразу приучается брать в рот перья, что очень важно, так как собаки, научившиеся подавать всякие деревяшки, впоследствии часто отказываются брать

В рот убитую птицу. В крайнем случае, если нет крыльев, первоначальное обучение можно проводить на связке тряпок. Выполнение команды «Подай!» обязательно должно поощряться оглаживанием и лакомым кусочком.

Охотник, играя со щенком, дает ему обнюхать поноску, после чего бросает ее рядом с собою. Если щенок не берет поноску, ее следует пошевелить (подтолкнуть) ногой или палкой. Щенок обязательно схватит шевелящийся предмет и начнет с ним бегать и играть. В это время трогать его не следует. Когда щенок наиграется и оставит поноску, надо обождать некоторое время, чтобы щенок отдохнул, и снова, показав ему поноску, бросить ее уже на несколько метров от себя.

Когда щенок схватит уже известный ему предмет, хозяин подает сигнал свистком. Щенок обычно подбегает с поноской в зубах. В это время хозяин правой рукой подносит к носу щенка кусочек мяса и одновременно левой рукой подхватывает брошенную поноску. После многих повторений этого упражнения дома и в поле у собаки выработается условный рефлекс — выбрасывать изо рта принесенный предмет, как только хозяин протянет к нему руку.

При обучении подаче пользоваться свистком следует только в самом начале, заменив его потом командой «Подай!». Совершенствуя выполнение щенком этого приема, надо перейти к занятиям на дворе, увеличивая постепенно дальность заброса. При этом надо обязательно соблюдать следующее: все время пользоваться одной и той же поноской; проводить занятия в такое время и в таком месте, где никто и ничто не отвлекает внимания щенка; не надоедать щенку частым повторением приема, помня, что отказ собаки подать поноску принесет гораздо больше вреда, чем все предшествующее обучение пользы; никогда не отнимать у щенка поноску, а тем более не гоняться за ним для того, чтобы ее отобрать.

Когда щенок научится подавать, после броска поноски надо сделать некоторую выдержку до команды «Подай!», удерживая щенка возле себя.

Вспоминается один случай, когда спаниэль был испорчен неправильным поведением охотника. Бросив щенку любимую игрушку, охотник не подозвал его к себе, а начал сам за ним бегать и затем отнял игрушку. После этого щенок стал убегать с поноской от хозяина. На охоте, когда собака подросла, она кидалась в воду за убитой уткой, но старалась уплыть с нею подальше от охотника и часто —на противоположный берег. Сами понимаете, что пользы от такой работы спаниэля было мало.

Дрессировка в поле проводится на таком участке, где нет никакой птицы и где щенка ничто не отвлекает. В это время его обучают исполнению более сложных приемов и команд.

Надо научить щенка ходить у левой ноги хозяина. Дрессировщик показывает собаке кусочек мяса и кладет его в левый карман. Взяв собаку на поводок и подав команду «Рядом!», он начинает движение. Подняв голову и прихватывая запах мяса, щенок обычно охотно идет рядом. Если собака станет тянуть вперед, дрессировщик повторяет команду «Рядом!», негрубо одергивает за поводок и снова показывает лакомство.

Пройдя несколько десятков метров, лакомый кусочек надо отдать собаке, поощряя ее.

Если щенок горяч и упрям, можно применить круглый ошейник-удавку, тогда малейшее натяжение поводка сдавливает щенку горло и он, приноравливается к шагу хозяина. Дергать за поводок не следует, иначе собака будет запугана и станет ходить, поджав хвост, сзади хозяина, что очень невыгодно как на охоте, так и во время полевых испытаний.

Когда молодая собака твердо усвоит значение команды «Рядом!», дрессировщик приучает ее ходить у ноги без поводка. Это достигается, как правило, довольно легко. Сложнее научить собаку продолжать лежать, когда охотник уходит.

Выйдя на участок, где намечены занятия, охотник приказывает собаке лежать, а сам отходит, наблюдая за ней. Всякие попытки собаки вскочить пресекаются строго произнесенной командой с одновременным поднятием правой руки. Сначала надо отойти от собаки на пять-восемь шагав, увеличивая потом это расстояние.

Рис. 4. Обучение приему лежать

Когда это усвоено собакой, охотник добивается того, чтобы собака выполняла приказ лежать словом или жестом, отданным на расстоянии. Первоначально команда «Лежать!» и сигнал рукой подаются в нескольких шагах от собаки, впоследствии расстояние увеличивается примерно до 50 м. Собака, твердо усвоившая команду «Лежать!» во время домашней дрессировки, сравнительно быстро понимает, что от нее хотят. После каждого выполнения собакой этого приема охотник подходит к ней, оглаживает ее, поощряет лакомством и только после этого пускает снова вперед. Такая последовательность обучения вырабатывает у собаки новый условный рефлекс: лежать и ждать приближения хозяина, что на охоте как раз очень выгодно.

Обучение исполнению команды «Вперед!» производится просто. Молодой собаке, выполняющей команду «Лежать!», самой не терпится броситься вперед. Одновременно с командой охотник делает резкий взмах рукой. Чтобы закрепить этот прием, надо всегда пользоваться одной и той же командой и взмахом руки, даже тогда, когда вы спускаете собаку с поводка для прогулки.

Обучение спаниэля выполнению команды «Ищи!» смысла не имеет, так как пущенный вперед спаниэль всегда ищет, это у него в природе.

Каждый раз с выходом в поле надо тренировать собаку в исполнении усвоенных ранее команд и сигналов, подаваемых на расстоянии («Нельзя!» и «Ко мне!»), добиваясь четкого, мгновенного их исполнения и не забывая каждый раз поощрить собаку лакомым кусочком. Как видит читатель, лакомых кусочков должно быть довольно много. В начале обучения лучше брать с собою маленькие кусочки мяса, плавленого сыра, сахара. Позже подобные «деликатесы» уже будут не нужны, и их вполне можно заменить сухарями или кусками хлеба. Надо помнить, что перед уроком дрессировки кормить собаку досыта не следует.

С первых же выходов в поле нужно обучать молодого спаниэля поиску «челноком». Охотник пускает собаку вперед и, как только она отбежит от него на 30— 40 м, изменяет направление своего движения примерно на 90°. Если щенок не смотрит на охотника, надо подать негромкий протяжный свисток. Собака обязательно остановится и поглядит на хозяина. Тогда охотник изменяет направление своего движения с одновременным показом рукой нового направления. Поступая таким образом, дрессировщик всегда добьется отработки у собаки четкого «челнока». Однако следует предупредить, что за несколько занятий ничего не сделаешь. Поиск «челноком» отрабатывается длительное время, во всяком случае в продолжение дрессировки в поле, при натаске по дичи и при охоте с собакой, по крайней мере в первое поле. Кроме того, частые повороты охотника приучают спаниэля почаще поглядывать на хозяина, что очень нужно во время охоты. Если охотник хочет, чтобы собака ходила правильным «челноком», он должен пускать ее против ветра.

Совершенно необходимо приучить щенка плавать. Делать это надо постепенно и осторожно, не запугивая его водой.

В теплый погожий день охотник переходит через ручей в том месте, где щенок может пройти вброд. Щенок неминуемо последует за хозяином, может быть после некоторого колебания. В жаркий день эта ванна ему даже понравится. Этот прием повторяется до тех пор, пока щенок перестанет бояться воды. После этого охотник проходит через более глубокое место, где щенку надо проплыть 2—3 м. Удлиняя изо дня в день дистанцию проплыва, охотник добивается того, что щенок совершенно перестает бояться воды и охотно идет в нее.

Рис. 5. Собака получает «внушение» за провинность

Теперь можно переходить к обучению подаче из воды поноски. В этом случае обучение: проводится обязательно на связке птичьих перьев. Как только собака подплыла с поноской к берегу, одной рукой охотник берет у нее поноску, а другой дает кусочек лакомства и оглаживает. В дальнейшем он отходит от берега все дальше и дальше, требуя, чтобы собака принесла ему поноску в руки.

Вот, собственно, и все, чему следует научить молодого спаниэля в эти два периода дрессировки.

Возникает вопрос: сколько же раз и по скольку часов надо работать с собакой в поле, чтобы выучить ее всем перечисленным выше приемам? Это зависит, во-первых, от опытности дрессировщика и, во-вторых, от характера собаки, которая не была испорчена до этого неумелым к ней подходом.

Как показывает практика, при нормальных условиях для обучения молодой суки нужно пять-десять выходов в поле с работой по 2 часа. Для подготовки кобелей, как правило, требуется затратить времени несколько больше.

Последнее, на что хочется обратить внимание охотников, это на физическое воздействие и наказание собаки. Как правило, при дрессировке спаниэля в поле ни то, ни другое не нужно. Во время же натаски иногда следует наказать собаку.

Строгость и форма наказания зависят от характера собаки. Чем мягче характер, тем мягче должно быть наказание. Для одной собаки достаточно «внушения» Конечно, не важно, что вы будете говорить. Необходимо только выдержать строгий тон, заставить собаку повторить выполнение приема и потом обязательно ее поощрить. Для другой собаки нет ничего хуже, когда ее в наказание возьмут к ноге на короткий поводок.

Однако, хотя и редко, попадаются спаниэли с упрямым характером, к ним приходится применять даже физическое воздействие. Какая бы ни была собака по характеру, нельзя злоупотреблять наказаниями. Применять их надо осторожно, иначе результаты будут прямо противоположны желаемым.

Как физическое воздействие можно рекомендовать в первую очередь применение ошейника-удавки. Хорошо дисциплинирует упрямых собак и привязывание на очень короткий поводок к какому-нибудь предмету так, чтобы собака не могла ни двигаться, ни лежать. Продержав ее в таком положении 10—40 минут, охотник снова должен заставить выполнить команду, а при выполнении обязательно поощрить.

Крайняя мера — это наказание ремнем или плеткой. Если и необходимо применить ее, то только тотчас после проступка собаки и в том случае, когда собака понимает свою вину. Это надо сделать один, может быть, два раза за всю жизнь собаки, но так, чтобы она почувствовала власть хозяина над собой. В дальнейшем одного вида плетки для собаки будет достаточно, чтобы она подчинилась требованиям охотника. Для упрямых собак нерешительные и частые наказания ремешком или прутиком приносят только вред: собака перестает их бояться и делается еще более упрямой.

Натаска спаниэля по дичи — третий период обучения.

Время начала натаски зависит от пола и темперамента собаки. Суки большей частью принимаются за работу несколько раньше кобелей (суки — с пяти-шестимесячного возраста, кобели — с восьми-десятимесячного). Правильно воспитанные щенки начинают работать раньше, пугливые — позже. Кроме того, это зависит и от происхождения собаки: щенки от хороших полевых родителей способны работать по дичи раньше.

С чего же практически выгоднее начать натаску?

Прежде всего следует разбудить у собаки врожденный инстинкт — страсть к дичи. Для этого надо показать ей дичь в естественных условиях. Пусть молодая собака сама найдет птицу, пусть поднимет ее, пусть даже погоняет для первого знакомства. И только тогда, когда у собаки проснется охотничья страсть, надо сдерживать ее на потяжке и не позволять гнать птицу. Если же поступить наоборот — сразу начать сдерживать молодую собаку, натаска может сильно затянуться, а трусливые и нервные собаки могут быть даже испорчены. Нередко приходится видеть таких собак, которые находят птицу, но, видя приближение охотника, поджимают хвост и отходят в сторону.

По какой же птице начинать натаску?

С точки зрения техники этого дела натаску лучше начинать по дупелю, бекасу и другой подобной дичи, где вся работа собаки проходит на виду у охотника. Однако не следует начинать натаску по такой бегающей птице, как коростель и погоныш. И хотя впоследствии спаниэль с успехом справляется с этими «бегунками», молодую собаку они очень горячат. Взлетевшего коростеля после долгой потяжки молодой неопытный спаниэль обязательно погонит, а иногда еще и с голосом. Это откладывает свой отпечаток на всю последующую работу собаки, натаска в этом случае неминуемо затянется.

Каждый урок натаски следует начинать, не доходя до того места, где может встретиться дичь, с повторения приемов дрессировки. Задача такого «вступления» напомнит собаке о дисциплине.

Выйдя в поле, охотник приказывает собаке лежать, уходит вперед и сигналом руки посылает ее в поиск. Потом несколько раз повторяет этот прием.

Двигаясь дальше, охотник внимательно следит за собакой и, если нужно, поправляет ее поиск. Он не должен ходить по краю болота, вдоль берега озера или реки. В этом случае поиск «челноком» у собаки нарушается. Если собака избегает ходить по болоту или по густой осоке, охотник сам проходит через такое место. Глядя на хозяина, пойдет и спаниэль.

Как только охотник заметит, что собака кружится по набродам птицы, а выходного следа найти не может, он подходит к ней, отзывает и, в крайнем случае, берет на поводок. Идя вокруг предполагаемых набродов, охотник следит за собакой и, как только она причует выходной след, пускает ее в поиск. Никогда нельзя разрешать словом «Ищи!» молодым собакам копаться на набродах. Для этого охотник должен наблюдать поведение собаки и изучать поведение птицы, чтобы самому безошибочно разобраться, когда надо поощрить поиск собаки, а когда отозвать ее.

Вот собака перешла на потяжку по Свежему запаху птицы. В этот момент всегда надо держаться поближе к собаке. У всех спаниэлей потяжка должна быть «вежливая», осторожная. В некоторых случаях, может быть, придется словами сдерживать страсть своего воспитанника.

К моменту короткой приостановки спаниэля охотник должен быть рядом с собакой, чтобы своим воздействием (словами или шнуром) не допустить ее к гону взлетевшей птицы.

Натаскивать излишне горячих или упрямых собак приходится на шнуре, а иногда и с удавкой. Шнур должен быть длинным (30—40 м), легким и прочным. Лучше всего применять тонкий крученый льняной шнур, пропитанный воском. Такой шнур не разбухает в воде, мало цепляется за кочки.

Иногда приходится наблюдать работу так называемых «егерей», которые отучают собак от гона, связывая им задние ноги или привязывая к шнуру палку, которая бьет их по задним ногам. Эти варварские методы только уродуют собак. Практика показывает, что даже самый горячий спаниэль легко поддается натаске на шнуре с удавкой.

Если собака кидается гнать птицу, охотник дает ей 2—3 м свободного хода, потом командует «Нельзя!» и делает рывок шнуром. Подойдя к лежащей собаке, охотник обязательно должен поощрить ее. В результате этих действий собака быстро поймет, что, как только она кидается гнать, тотчас следуют рывок и боль; значит, делать этого нельзя. Но как только она ложится, подходит хозяин и ласкает; значит, делать надо так. Само собой разумеется, что от одного-двух раз собака не отучится гнать птицу. Работать над этим придется, может быть, долго.

Очень важно правильно решить вопрос, когда и как приучать собаку к выстрелу. Никогда не следует стрелять (даже пистонами) возле молодой собаки, если она не работает по птице. Это может испортить животное, и оно всю жизнь будет бояться выстрела. Пугливую собаку следует предварительно ознакомить с выстрелом, который делается кем-нибудь на расстоянии 200—300 м.

Сам хозяин в момент выстрела дает собаке лакомство. Охотник первый выстрел при собаке дает прямо по птице, которую сработала собака. Надо стремиться к тому, чтобы птица была убита, тогда собака сразу поймет значение выстрела.

Никогда не следует делать первые выстрелы в присутствии молодой собаки по случайно взлетевшей или налетевшей птице. Такая стрельба пугает собаку и горячит ее.

Чем меньше охотник будет делать промахов то. птице, тем лучше будет работать его спаниэль.

Во время натаски охотник должен научить спаниэля подавать битую птицу. Это проводится в другой последовательности, чем обучение подаче поноски: сначала приучают подавать птицу из воды, а потом на суше, так как спаниэль охотнее подает птицу из воды, чем с суши. В воде он обязательно возьмет птицу и не бросит ее, пока плывет. На суше же отвращение к перьям может взять верх, и тогда собака не подает птицу.

Охотник с молодой собакой ищет по берегу уток, бекасов или другую птицу, которая после выстрела упала в воду. С воды предварительно обученный подаче спаниэль птицу обязательно принесет охотнику. После этого подачу можно закрепить, посылая собаку за брошенной птицей.

Если спаниэль все же не будет подавать убитую на суше дичь, можно рекомендовать такой прием: к убитой из-под вашей собаки птице попросите подойти какого-нибудь охотника с другой собакой. Спаниэли, как правило, очень ревнивы. Когда спаниэль увидит приближение чужой собаки к сработанной им птице, он не выдержит, помчится вперед и принесет добычу своему хозяину. Нам неоднократно приходилось наблюдать применение такого приема, и всегда оно венчалось полным успехом.

Сколько времени следует потратить на натаску? Это зависит от качества предварительной дрессировки дома и в поле, характера собаки, методики натаски и наличия дичи.

Практика показывает, что непосредственно на натаску спаниэля при благоприятных условиях приходится затрачивать от восьми до двенадцати выходов ( на болото, луг, в лес) по 2—3 часа работы по дичи. Бывают случаи, когда некоторых собак натаскивают в более короткий срок.

Натаску спаниэля можно считать законченной, когда из-под него будет отстреляно не менее пяти-десяти птиц и на полевых испытаниях она получит диплом. Однако после этого владелец собаки не должен считать подготовку ее законченной. В процессе охоты он должен внимательно следить за ее работой, сам соблюдать правила охоты с собакой, не кидаться за упавшей птицей, не горячить собаку, требовать от нее выполнения всего того, чему она была обучена, помня, что натаскать собаку гораздо труднее, чем испортить.

Все сказанное выше относится к натаске спаниэля по болотной и лесной дичи, где обязательно требуется «вежливая» работа собаки, а также к подготовке спаниэля к полевым испытаниям (что необходимо для всякого настоящего собаковода).

Если же спаниэль подготавливается только для охоты на водоплавающую дичь, его натаска значительно упрощается. Для охоты по уткам спаниэля обучать почти нечему, кроме подачи птицы с воды. Натаска спаниэля сводится к тому, чтобы ознакомить его с дикими утками и выработать у него настойчивость в преследовании птиц на воде. Достаточно сходить с собакой всего два-три раза на озеро или болото, где есть выводок утят, и показать собаке птиц-

Спаниэль поплывет за утятами и начнет их преследовать. Поймать их на воде собака, как правило, не сможет, но от этого ее охотничья страсть разгорается еще больше, и она азартно, иногда с голосом, преследует птицу. После одного такого урока спаниэль, ознакомившись с запахом уток, начинает уже сам их разыскивать и преследовать. На этом, собственно, и кончается натаска спаниэля по уткам. Остается только застрелить утку на воде, чтобы собака принесла ее охотнику, но это уже можно сделать с открытием сезона охоты.

Следует предупредить охотников, что спаниэль, которого начали натаскивать по уткам, по другой птице будет работать значительно хуже (может не быть замедления хода во время потяжки, при взлете птицы он будет бросаться за нею и гонять ее). Правильного «челнока» на поиске также не будет. Позывистость у такого спаниэля может быть значительно хуже, чем у собаки, натасканной по болотной и лесной дичи. Однако в охоте по уткам он может достичь совершенства.

Хочется дать несколько практических советов, как вести свою собаку во время полевых испытаний, охотникам, которые сами натаскивают своих собак.

Мало собаку подготовить к испытаниям, надо уметь ее показать. Вот почему охотник должен стремиться вести ее так, чтобы она проявила все свое умение и показала все свои качества. Если собака горячая, а по вытянутому жребию очередь подойдет еще нескоро, то неплохо где-нибудь в стороне предварительно поработать с ней в высокой траве — азарт ее несколько поутихнет. И наоборот, со спокойной и недостаточно натренированной собакой два-три дня до испытания ходить в поле не стоит.

На полевые испытания можно ставить собаку только по тем птицам, по которым она натаскана, однако испытания, как правило, проводятся по болотной дичи.

Если молодой спаниэль еще не видел других собак, то в ожидании очереди лучше держаться несколько в стороне от общей группы. Одних спаниэлей сильно возбуждает и горячит присутствие чужих собак, и пущенная в поиск собака может сорвать осторожную потяжку и погнать птицу. Другие, наоборот, не хотят уходить от «своей компании» и могут отказаться идти в поиск.

Некоторые, даже хорошо обученные, спаниэли могут на испытаниях не подать птицу. Это иногда происходит потому, что собака боится присутствия чужих людей и особенно собак. Поэтому при поверке на подачу надо требовать, чтобы вблизи никого не было. Попадаются спаниэли, отказывающиеся подавать ту птицу, которую держали в зубах другие собаки. Тогда испытания надо провести по свежеубитой птице.

Если же собака, хорошо обученная подаче, на испытаниях заупрямится, надо снять с плеча ружье и сделать выстрел вверх, после чего послать спаниэля за птицей. Против этого приема обученная собака устоять не может, а правилами испытаний он не запрещается, напротив, обстановка испытаний приближается к условиям охоты.

Не следует во время испытаний задерживать собаку излишними окриками и командами, однако нельзя пускать дело на самотек и предоставить собаке полностью действовать самостоятельно. На поиске не нужно отпускать спаниэля от себя дальше чем на 30—40 м, заставляя его поворачивать.

На потяжке по птице охотник должен держаться ближе к собаке, имея свисток наготове, чтобы вовремя пресечь ее попытки к гону птицы.

Когда упадет битая птица (выстрел производится с разрешения главного судьи), надо, не теряя из вида места падения, направить туда собаку.

Если этого не сделать, подбитая птица убежит, собака может попасть на свежий след другой дичи, уйти в сторону и не найти подранка, а это значительный минус во время испытаний.

В случае назначения дополнительного поиска перемещенной птицы надо очень внимательно следить за местом ее посадки и направлять туда собаку. В жару, в высокой траве, да еще если нет движения воздуха, спаниэль может пройти в 2—3 м от затаившейся птицы и не почуять ее.

Надо сказать, что натаска и постановка спаниэля на полевые испытания — дело интересное и доступное всякому охотнику, если он проявит к нему любовь и запасется некоторым терпением.

Хороший охотник, т. е. такой, который умеет стрелять, который любит своего спаниэля и умеет им руководить, всегда получит на охоте по болотной дичи полное спортивное удовольствие.

Говоря о спаниэле, необходимо указать на некоторые особенности его работы на болоте.

Ищет он обычно на карьере или на голопе, но небольшие размеры собаки делают его поиск более медленным, чем поиск легавых. Обычно собака находится от охотника на расстоянии среднего или дальнего выстрела дробового ружья. Спаниэль не делает длительной стойки по найденной птице, поэтому охотник располагает небольшим временем для того, чтобы подойти к собаке во время ее потяжки по птице (когда она причует дичь)

И подготовиться к выстрелу. Если спаниэль будет находить птицу за 100—150 м от охотника, много найденной птицы улетит без выстрела.

Надо оговорить тот случай, когда собака, причуяв дичь, дожидается охотника и до его подхода птицы не поднимает. Таких собак, а они есть, целесообразно пускать в более широкий поиск. Подобная осторожная работа может быть выработана у каждого спаниэля. Это достигается тщательной натаской собаки и постоянными наблюдениями за ней во время охоты. Со временем собака начинает понимать, что нельзя бросаться к птице до команды хозяина. Она находит птицу, осторожно крадется к ней и чем ближе к птице, тем все медленней, а за это время охотник успевает приблизиться на верный выстрел.

Подавляющее большинство спаниэлей ищет низом. У некоторых охотников создается впечатление, что собаки этой породы работают только по следу, однако это неверно. Даже с низко опущенной мордой и на быстром ходу собака способна уловить запах птицы на довольно большом расстоянии.

Однажды спаниэль причуял против ветра на расстоянии двадцати пяти шагов бекаса. Собака бежала впереди охотников по берегу небольшого озерка. Вдруг она резко остановилась, подняла морду, понюхала ветер, который дул со стороны озера, энергично завиляла хвостом и пошла в воду. Она переплыла озерко, сделала два-три крадущихся шага, по команде хозяина бросилась вперед и подняла на крыло бекаса. До этого случая спаниэль искал всегда низом, и нельзя было предположить, что он обладает таким незаурядным чутьем.

Потяжка у спаниэля более быстрая, чем у легавых. Как правило, потяжка молодых спаниэлей — нервная и горячая. Если охотник не будет работать над потяжкой своего спаниэля, то впоследствии на охоте ему придется временами бегом спешить за собакой, отчего стрельба будет менее удачная.

Как во время натаски, так и во время охоты со спаниэлем необходимо требовать, чтобы он осторожно подкрадывался к птице.

Подводка к птице у спаниэля обычно бывает броском.

Охотник должен быть готов к тому, чтобы резкой, громкой командой или свистком задержать спаниэля на месте и не позволить ему преследовать птицу.

В дальнейшем спаниэль привыкает к этим требованиям и совершенно не стремится гнать взлетевшую дичь.

У спаниэля врожденная страсть поймать птицу. Поэтому собака хорошо работает только тогда, когда после выстрела найдет убитую птицу и возьмет ее в зубы.

За 1/2—2 часа охоты на болоте один охотник одиннадцать раз стрелял по бекасам и сделал одиннадцать промахов. Собака, которая до этого прекрасно работала, начала с голосом гоняться за бекасами. На другой день эта же собака после нескольких промахов хозяина пошла за ним сзади, поджав хвост и отказавшись идти в поиск. Товарищ неудачного охотника захотел сам пройти с собакой. Через несколько минут она нашла дупеля, который и был убит первым выстрелом. В течение 30 минут она нашла еще четырех бекасов и одного дупеля. Собака работала безукоризненно, и у нее не являлось никакого желания гоняться за птицей.

Из-под молодого спаниэля охотник должен стрелять только наверняка, а если птица вылетела неожиданно, да еще в стороне, лучше пропустить ее.

Не следует позволять собаке сразу же после выстрела бросаться за убитой птицей. Надо задержать ее и только после этого послать за добычей. Если не приучить спаниэля к этому, со временем он привыкнет бросаться за всякой взлетевшей птицей и привыкнет ее гонять, т. е. будет испорчен.

Охота на болотную дичь

Рис. 6. На потяжке

Охота на болоте со спаниэлем производится по бекасу, дупелю и гаршнепу, попутно по утке, коростелю, турухтану и погонышу. Она требует от собаки хорошего чутья и достаточной «вежливости», а от охотника — умелой стрельбы и неослабного внимания за спаниэлем, чтобы при малейших ошибках в его работе сейчас же их выправить.

Охота по бекасу и дупелю — самая спортивная и самая интересная. Кроме мастерства в стрельбе и выдержки, необходима хорошая собака, без которой успешная охота на эту дичь невозможна.

Иногда приходится наблюдать, как несколько охотников проходят по болоту без собак цепью и открывают бесполезную пальбу по вылетающим бекасам. Результаты такой стрельбы всегда бывают незначительные, а расход патронов — большой. Такую стрельбу спортивной назвать никак нельзя: птицы всегда вылетают неожиданно, стрельба ведется беспорядочно, много подранков пропадает.

Опытный и выдержанный охотник, подойдя к участку охоты, приказывает собаке лежать, а сам идет вперед. Пройдя около ста шагов, он заряжает ружье и сигналом руки посылает собаку в поиск. Охотник не идет по кромке болота, чтобы не портить поиска («челноком») собаки, а шагает прямо по болоту или по лугу. Если он видит, что собака отклонилась далеко в сторону, он тихим посвистыванием заставляет ее обернуться и сам изменяет направление. Следуя за собакой, охотник все время внимательно следит за правильностью поиска и за ее поведением. Движение, конечно, должно быть направлено против ветра. Только в этом случае от собаки можно требовать безукоризненного поиска.

Рис. 7. Охотник торопится к собаке

Заметив, что собака что-то причуяла и заметалась на одном месте, охотник направляется туда. Вот собака делает несколько зигзагов и снова возвращается на старое место. Становится ясно, что здесь —след дичи, которая или убежала, или улетела. Охотник зовет собаку и делает с нею круг. Если собака не причует выходного следа, — птица улетела.

После нескольких таких приемов собака начинает понимать, что «копанием» на месте птицу не найдешь, и скоро, найдя след, начинает сама делать круг.

Спаниэль повел по свежему следу или напрямик по запаху от самой птицы. Обнаружить это легко по поведению собаки. Она делается возбужденной, энергично виляет хвостом и все медленнее и медленнее крадется к птице, приседая к земле. Голова у нее приподнята, возбужденные глаза устремлены в одну точку — куда-то вперед в траву. Охотник несколько приподнимает в руках ружье, держа указательный палец на спуске, и, наблюдая за собакой, подходит ближе.

Вылетевший бекас взлетает вверх, бросается в одну, потом в другую сторону. Охотник стреляет в то время, когда птица летит по прямой. Выстрел надо делать быстрее, не затягивать eго, иначе промахов будет значительно больше. Взлетевшего вверх бекаса надо стрелять, «перебрасывая» стволами выше цели, а угонного — выцеливать под птицу. Бекасов и дупелей всегда выгоднее стрелять дробью № 10 или 9.

Самое интересное время для охоты по бекасам — с середины сентября и до отлета, примерно до середины октября.

Рис. 8. Короткая приостановка перед броском

Перед отлетом бекасы собираются на небольших ржавых болотцах. В это время они делаются осторожными и обычно не подпускают близко. Бывает полезно пройти с собакой через болото, поднять на крыло всю высыпку, а потом уже начать правильную охоту на перелетевших птиц поодиночке.

Охотник все время следит за собакой и, если она кидается к упавшей птице, приказывает ей лежать, медленно подходит, гладит ее и спокойным голосом командует «Подай!»-

Конечно, надеяться, что собака во всяких условиях разыщет маленькую битую или раненую птицу, нельзя. Бывает, что даже опытная, а тем более горячая и неопытная, собака при отсутствии ветра, в сильную жару или в густой осоке, где нет тяги воздуха, не сможет сразу разыскать птицу. Охотник должен помочь собаке, заметить, куда упала птица, и направить поиск.

За найденную и принесенную птицу охотник оглаживает собаку и дает ей лакомство. Отдохнув несколько минут, чтобы успокоиться самому и выдержать собаку, охотник снова пускает ее в поиск.

Недалеко от болота, на лугу, покрытом невысокой отавой, собака вдруг усиленно завиляла хвостом и потянула. Охотник, например, в это время находится в пятидесяти-семидесяти шагах. Ясно, что он не может достать взлетевшую птицу выстрелом. Тогда охотник подает команду «Тише!». Если собака горячится и тянет вперед, следует команда «Лежать!». Охотник с ружьем наготове старается быстро приблизиться. Подойдя на десять-пятнадцать шагов к собаке, охотник тихо и спокойно командует «Вперед!».

Поднявшийся дупель летит по прямой в 1 м над землей. Охотник вскидывает ружье, но стрелять еще не следует: можно ранить собаку или промахнуться. Надо выждать и, убедившись, что собака осталась на месте, выцеливать под птицу с поводкой.

Если собака недостаточно выдержанна и может броситься за птицей, угонного дупеля стрелять не следует. Лучше стрелять, когда он поднимется вверх или свернет в сторону.

Взяв одного дупеля, надо тщательно обыскать местность вблизи, так как возможно найти высыпку.

Однажды в середине сентября на скошенном лугу спаниэль осторожно подвел к птице. После выстрела дупель отлетел шагов на сто и опустился в отаву. Собака видела, куда он сел, и заторопилась к нему. Охотник сдерживал ее страсть возгласом: «Тише!» После второго выстрела подраненная птица пролетела шагов семьдесят. Снова вслед за собакой охотник подошел к птице. Осторожная потяжка, собака на мгновение замирает и после команды «Вперед!» подает пойманного подранка. После этого она тут же поворачивается и сразу с места начинает вести в другую сторону. Через тридцать-сорок шагов сделан удачный дублет по двум вылетевшим из-под собаки дупелям.

Рис. 9. Теперь все зависит от удачного выстрела

В центральных областях Европейской части СССР дупеля высыпают обычно с первой декады сентября. Разгар высыпок бывает с середины до конца сентября. Чем раньше выкошены хлеба и овсы, чем дождливее лето, тем раньше начинаются высыпки. В сырую погоду надо искать дупеля на сухих местах. Эта птица иногда любит кормиться на картофельном поле и в капустнике. В сухую же осень она предпочитает держаться на лугах поближе к болотам и озерам, охотно посещая места стоянки коровьего стада. Дупеля в это время настолько жирны и ленивы, что ходят очень мало, от собаки не бегут, а западают в первом же малейшем углублении почвы. Вылетают они с характерным фырканием из-под самого носа собаки и, распустив веером хвост, летят по прямой линии. Перемещенный дупель не бегает, следа не дает, отсиживается в ямке. Поэтому даже очень хорошие собаки могут пройти рядом с дупелем и не причуять его.

Охота на коростеля со спаниэлем представляет большой интерес.

Коростель, принадлежащий к отряду пастушков, предпочитает спасаться от собаки бегством. Он много петляет, бегает очень быстро. Вытянутое вдоль земли туловище делает его совершенно незаметным для глаз охотника и собаки. Летает он неохотно, жиреть начинает с середины августа и становится менее подвижен. Коростель взлетает из-под собаки в крайнем случае, когда ему уже некуда бежать. Летит он низко над землей, обычно по прямой. На лету вытягивает шею и ноги, и часто неопытные охотники принимают его за подранка утки-чирка. Испуганный собакой коростель обычно садится в густую осоку возле озера или болота и сейчас же быстро убегает в самое крепкое место — в кусты, кочкарник, заросли осоки, где второй раз поднять его даже с опытной собакой бывает трудно.

Спаниэль, не имеющий твердой стойки по птице, прекрасно работает по коростелю. Опытный охотник по поведению спаниэля сразу может определить, что собака причуяла именно эту птицу. Запах ее особенно сильно возбуждает спаниэля. После нескольких быстрых зигзагов собака выправляет выходной след и обычно рысью ведет по птице. Иногда спаниэль ведет по следу убегающей птицы довольно долго (до 300 м и более), в некоторых местах он задерживается, разбираясь в путанице следов. В жаркий августовский или сентябрьский день чутьистый спаниэль способен разобраться в следах коростеля, который прошел 20—30 минут назад.

Когда птица уже настигнута, спаниэль резко замедляет ход и приостанавливается на короткое время. Это значит, что сейчас последует бросок и птица вылетит. Однако так бывает не всегда. Коростель убегает, спаниэль делает два-три броска в траву и, не подняв птицы, снова переходит на потяжку. Через короткий промежуток времени — снова приостановка и снова бросок. В конце концов птица вылетает обычно из-под самого носа собаки. Взматеревший коростель со второй половины сентября вылетает от собаки дальше, шагах в пятнадцати, даже в тридцати. Это зависит и от того, на каком месте собака и охотник захватят коростеля. Если собака причуяла его на скошенном лугу, где негде укрыться, он срывается дальше, не подпустив собаку. Если же он заметит опасность своевременно, то старается убежать в ближайшие кусты или в некошеную траву.

Рис. 10. Работа пары спаниэлей по коростелю

Зная такую повадку коростеля, опытный охотник по ходу собаки определяет ход птицы и старается забежать ей наперерез. Он срезает дугу, по которой бежит коростель, и заходит со стороны некошеной травы или ближайших кустов. Часто приходится стрелять коростелей, летящих на охотника. В этих случаях выстрелы, конечно, значительно легче угонных. Птица, как правило, бывает бита, и собака получает заслуженное удовольствие от своей работы.

Подобная практика охоты приучает собаку нагонять птицу на охотника, т. е. делать заход, как принято говорить у спаниэлистов.

Спаниэль, найдя следы коростеля, не копается в них, а сразу делает дугу и перехватывает убегающую птицу, а охотнику приходится стрелять коростеля, летящего на него или в сторону. Заход, собственно, является проявлением истинного мастерства собаки.

Среди некоторых охотников существует мнение, что заходу можно обучить спаниэля, если только взять его на поводок со следа, повести навстречу птице и снова пустить. Такие рассуждения довольно наивны. Если пустить собаку с нового места, то, найдя след птицы, она опять поведет в угон, и никакого захода не получится. Если увести собаку с первичного следа и пустить ее, она постарается вернуться назад и, конечно, отыщет тот след. Просто невероятно для охотника завести собаку навстречу бегущей птице. Разве охотник видит, куда именно птица побежала? Наконец все, чему собаку приходится «учить» механически, — ненадежно. Надо, чтобы собака сама почувствовала выгодность своего маневра. Только тогда полученный навык будет прочным. Практика показывает, что флегматичного спаниэля, да еще обладающего слабым чутьем, невозможно приучить к заходу.

Найти коростеля легче всего ранним утром, пока солнце не высушило росу. В это время он выходит кормиться на открытые луга и делает много следов. С началом жары коростель переходит в тень густой осоки, в кусты или поближе к болоту, и поднять его на крыло бывает трудно.

Очень интересна охота по коростелю с двумя спаниэлями. Обычно в этом случае одна собака ведет по следу убегающей птицы, а вторая, стараясь найти новый след, делает дугу в сторону, перехватывает птицу, которая не выдерживает преследования, поднимается на крыло и часто летит на охотника. Сработавшаяся пара спаниэлей делает это настолько быстро и умело, что невольно любуешься искусной «собачьей тактикой».

Рис. 11. Подача коростеля

Стрелять вылетевшего из-под собаки коростеля следует с поводкой, тщательно выцелив его и отпустив шагов на тридцать-сорок-

Для стрельбы коростелей наиболее пригодна дробь № 8 или 7.

Как только убитая или раненая птица упала, охотник, не спуская глаз с места ее падения, посылает собаку и сам идет к этому месту. Очень часто случается, что коростель падает в густую осоку (в «резец») или в высокие кочки болота, где найти его очень трудно. Охотник должен помочь собаке, но не тем, что сам станет разыскивать битую птицу, а тем, что направит поиск в нужное место. Иногда собака, не найдя упавшей птицы, ведет в сторону, а охотник, не поняв поведения собаки, отзывает ее и требует искать там, где упала птица. Собака снова ведет в сторону и видно, что по следу. Это означает, что коростель был не убит, а только ранен и убежал. Раненого и убежавшего в кочки коростеля, особенно в тихую жаркую погоду, найти почти невозможно.

Никогда не следует охотиться по коростелям группой в несколько охотников с одной или несколькими собаками. Такая охота рано или поздно приведет к несчастным случаям. Низкий полет коростеля, вылетающего в самых неожиданных направлениях, может привести к случайному или опрометчивому выстрелу, к ранению собаки или кого-либо из охотников.

Охота на осенних турухтанов и на погоныша, или, как его называют в некоторых местностях, болотную курочку, производится попутно с охотой на другую болотную дичь. От охот, описанных выше, она ничем не отличается.

Стрельба гаршнепов из-под спаниэля имеет свою поэтическую прелесть и очень спортивна. Маленький болотный кулик (вдвое меньше бекаса) высыпает на открытые болота обычно в октябре, когда вся другая дичь отлетает.

Долго ходит охотник с собакой по болоту поздней осенью, но болото пусто.

И вдруг спаниэль оживился. Два-три коротких зигзага, возбужденное повиливание хвостом, и собака на мгновение замерла, устремив напряженный взгляд в лужицу где-то рядом с собою.

Рис. 12. С добычей

Гаршнеп бесшумно выпархивает из-под самого носа собаки и, пролетев по прямой 40—70 м, опускается в болото. В этом случае стрельба по гаршнепу довольно проста. Стрелять его надо дробью № 10 или 9 не спеша, с поводкой. Однако не всегда бывает так. Часто резкий осенний ветер налету подхватывает легкую птичку и бросает ее из стороны в сторону. Тогда по гаршнепу даже опытные стрелки делают немало постыдных промахов.

Поиск хорошо натасканного по гаршнепу спаниэля отличается более частым, чем обычно, «челноком». Собака очень внимательно обнюхивает болото, стараясь заглянуть за каждую кочку, за каждый кустик, так как осенний гаршнеп почти не дает следа, затаивается на совершенно голом месте и подпускает собаку вплотную. Спаниэли, которые работают на широком поиске и редким «челноком», пропускают затаившуюся птицу.

Запах от гаршнепа значительно слабее, чем от всякой другой болотной дичи, поэтому, если спаниэль хорошо разыскивает кулика, значит, собака обладает незаурядным чутьем. Однако за ветром даже очень чутьистая собака может пройти в 1—2 м от птицы и не заметить ее.

В нежаркий пасмурный день, когда болото продувается ровным ветерком, спаниэль способен причуять гаршнепа, сидящего на порядочном расстоянии.

Потяжка спаниэля по гаршнепу бывает очень короткой. Иногда собака вдруг сразу замедлит ход, сделает два-три шага и на мгновение замрет перед птицей Поэтому охотник должен быть все время готов к выстрелу.

Стрельба на высыпке гаршнепов как нельзя лучше дисциплинирует спаниэля, требует от него «вежливой» работы. Конечно, это последнее зависит и от самого охотника, от его требований к собаке.

Для осенних охот в болоте, на сильном и холодном ветру, годен не всякий спаниэль. Для этого нужна крепкая и закаленная собака, которая привыкла к холодной воде. Изнеженная собака может получить воспаление легких или заболеть ревматизмом, от которого вылечить ее бывает практически невозможно.

Охота на уток

Рис. 12а. Прихватила запах гаршнепа

Со спаниэлем можно охотиться на уток с подхода, с Подъезда на лодке и на вечерних перелетах. Каждая из этих охот имеет свои особенности.

Самый распространенный и самый интересный в спортивном отношении способ охоты на уток со спаниэлем — это охота с подхода на кочковатых болотах, покрытых осокой, по заливным лугам, а также по заросшим озерам.

Наиболее интересна и добычлива охота на уток в болотах и в заливных лугах. Однако работа спаниэля в высоких кочках и в высокой осоке очень трудна. Собаке приходится пролезать между кочками, пробираться по липкой грязи, переплывать глубокие места и пробиваться через густые заросли осоки, тростника и камыша. Это способна делать только сильная, достаточно тренированная собака. Собака, с которой охотятся нерегулярно, от случая к случаю, быстро устает и отказывается от работы. Вот почему охотник должен уделять внимание систематической тренировке своего спаниэля и укреплению его выносливости.

Известно немало спаниэлей, которые способны плавать в глубокой воде среди осоки в течение 1—2 часов.

Рис. 13. В заливных лугах

Если охотник длительное время бродит по глубокой воде, где нет никаких кочек, чтобы можно было отдохнуть собаке, он должен изредка подзывать ее к себе, брать рукою снизу под ребра и таким образом давать ей возможность минут пять-десять отдохнуть от плавания. Иначе может случиться, что выбившаяся из сил собака уплывет к берегу, а уж это никуда не годится.

Идя по кочковатому болоту или заливному лугу, охотник изредка посвистывает, — это помогает собаке ориентироваться. Если собака не видела, куда упала птица, надо бросить в направлении упавшей утки какой-нибудь тонущий предмет (нетонущий предмет собака принесет) Плывя на всплеск воды, собака увидит или почует убитую утку.

Вспоминается один случай.

Владелец спаниэля сбил чирка, который упал среди водяных лилий. Собака не видела птицы. Тогда охотник послал ее в воду, бросив по направлению к утке стреляную гильзу. Гильза упала намного ближе. Собака схватила гильзу и хотела повернуть назад, но охотник бросил вторую гильзу, которая упала дальше. Собака взяла и эту гильзу, и в тот же момент ветерок принес к ней запах утки. Она поплыла, взяла утку и вынесла на берег. Подойдя к своему владельцу, собака отдала ему в руки утку, выплюнула обе стреляные гильзы, посмотрела в лицо охотнику и, очень довольная, завиляла хвостом.

Рис. 14. Преследование подранка

Выстрелом через камыш охотник застрелил лысуху, которая осталась на воде. Поплавав среди камыша и не найдя птицы, собака вернулась. Тогда охотнику пришлось подняться на бугорок у берега, взять на руки собаку, поднять ее и рукою показать через камыш в сторону лысухи. Птица резко выделялась на чистой воде озера. Собака заметила птицу, стала повизгивать и рваться на землю. Спущенная с рук, она взяла точное направление к птице, проплыла через камыш и принесла добычу.

Охотясь в заросшем болоте, охотник должен внимательно следить за собакой, хотя это нелегко при густой и высокой осоке. Иногда приходится угадывать место нахождения собаки по шевелению осоки или по всплеску воды. Изредка, если нет и этих признаков присутствия собаки рядом, надо подозвать ее свистком-

Не рекомендуется пускать спаниэля в поиск с ошейником во избежание несчастного случая. Не следует также посылать собаку в торфяные карьеры с высокими и крутыми берегами, особенно в густую торфяную воду, где собака не может ни плыть, ни идти. Горячая собака может броситься за убитой уткой и погибнуть.

Рис. 15. Подранок пойман

Охота по уткам хорошо натасканного спаниэля не портит.

Однажды один московский охотник выстрелил по кряковой утке, которая с перебитым крылом упала в небольшое заросшее озерко. Спаниэль проплыл все озеро и утку не нашел. Собака вышла из воды, отряхнулась и виновато посмотрела на хозяина. Охотник снова послал ее в озеро. Поплавав среди лилий, собака снова вернулась. Тогда охотник пошел вокруг озера, заставляя ее искать подранка. И вот в одном месте, где ветер подул от озера, спаниэль поднял морду, задвигал ноздрями, вильнул хвостом и сам пошел в воду. Шагах в десяти от берега он закружился вокруг зарослей водяных лилий, потом нырнул под них и, ухватив подбитую крякушу, доставил ее хозяину. Поиск подранка занял не менее часа.

Совсем иначе проходит охота на уток с подхода на глубоких и открытых озерах. Охотник идет по берегу, и утки, завидев его, взлетают из камышей. Собаке в этом случае делать обычно нечего. Редко ей приходится проплыть в камыши или тростники и поднять уток на крыло. Для того, чтобы собака сама причуяла птицу, охотнику необходимо двигаться вдоль берега с подветренной стороны. Тогда ветер, дующий с озера, наносит на собаку запахи птицы. Однако охотник должен иметь в виду, что постоянное хождение с собакой по берегам озер, в конце концов, портит у нее поиск «челноком».

Рис. 16. Подача упавшей в озеро утки

Охота на вечерних утиных перелетах без участия спаниэля не имеет никакого смысла. Собака крайне необходима, чтобы принести охотнику сбитых птиц. Обученный спаниэль это выполняет даже без приказания охотника. Сидящая рядом с охотником собака прекрасно слышит, в каком направлении упала сбитая в темноте утка, и отправляется за нею.

Применение спаниэля для охоты на уток с подъезда (на лодке) ограничивается только необходимостью принести убитую дичь, которая упала в такую траву и в такое топкое место, куда охотник на лодке проплыть не может. Желательно в этом случае держать спаниэля на корме, приучив его не бросаться в воду без команды охотника, иначе, прыгнув в воду неожиданно для охотника, собака может перевернуть лодку или помешать точной стрельбе.

Рис. 17. Охота с лодки

Охота на вечерних утиных перелетах без участия спаниэля не имеет никакого смысла. Собака крайне необходима, чтобы принести охотнику сбитых птиц. Обученный спаниэль это выполняет даже без приказания охотника. Сидящая рядом с охотником собака прекрасно слышит, в каком направлении упала сбитая в темноте утка, и отправляется за нею.

Применение спаниэля для охоты на уток с подъезда (на лодке) ограничивается только необходимостью принести убитую дичь, которая упала в такую траву и в такое топкое место, куда охотник на лодке проплыть не может. Желательно в этом случае держать спаниэля на корме, приучив его не бросаться в воду без команды охотника, иначе, прыгнув в воду неожиданно для охотника, собака может перевернуть лодку или помешать точной стрельбе.

Подплывшую с уткой собаку следует приподнять в лодку, так как сама она туда забраться не может. Если охотник этого не сделает сразу, то, поплавав вокруг лодки, собака (особенно молодая) может испугаться, повернуть к берегу, и тогда она уже больше за уткой в воду никогда не пойдет.

Охота на полевую дичь

Рис. 18. Работа по перепелам

Наиболее распространенная у нас охота со спаниэлем в поле — на перепелов. Реже охотятся на серых куропаток и стрепетов. В южных районах страны распространена охота со спаниэлем на фазанов.

Охота на перепелов со спаниэлем в северных районах и в средней полосе СССР продолжается недолго (август — сентябрь), когда птицы перед отлетом выйдут из хлебов на луга.

На побережье Черного моря охотятся на перепелов в сентябре — октябре.

Спаниэль, получивший в этой охоте известную практику, работает с приостановкой по затаившейся птице. В это время он похож на маленького сеттера, который делает стойку Небольшая потяжка спаниэля по короткому следу перепелки и короткая остановка перед птицей вполне достаточны для того, чтобы охотник мог приготовиться к выстрелу.

Охота на серую куропатку крайне ограничена в сроках, местами же совершенно запрещена. Разрешается она в большинстве районов с половины сентября. Выводки серых куропаток очень большие — в среднем двадцать птиц, поэтому охота на них очень увлекательна.

Охота на серых куропаток обычно начинается сразу же после уборки яровых. В это время выводки перебираются в мелкий кустарник, в заросшие овраги и даже на картофельные поля.

Спаниэль для этой охоты должен быть хорошо натаскан, обладать хорошим чутьем, быстрой подводкой и умением подавать подранков мягким прикусом.

Рис. 19. Работа по серым куропаткам

Охота на фазанов имеет свою специфику, заключающуюся в том, что птица эта держится в приречных тростниковых зарослях, в колючих кустарниках, в тугаях и на заросших хлопковых полях, т. е. в таких местах, где разыскать ее с легавой собакой очень трудно. Фазан— птица осторожная и, как все другие из отряда куриных, обладает сильными ногами; заметив опасность, он спасается бегством. Взлетает фазан свечкой вверх в самом крайнем случае, потом, переменив направление, летит по прямой.

Для охоты на фазанов как нельзя лучше подходит спаниэль с его подвижностью, настойчивостью в преследовании птицы, небольшим ростом, хорошим шерстным покровом, предохраняющим от колючек, и прекрасным чутьем.

Азартный спаниэль часто подает голос при взлете птицы, а иногда и преследуя ее. Поэтому охотник всегда может приготовиться к своевременному выстрелу.

Опытный спаниэль, с которым уже охотились по фазанам одно-два поля, преследуя убегающую птицу, обходит стороною очень густые заросли, пользуясь верхним чутьем. Такая собака часто перехватывает убегающего фазана и заставляет его взлететь под боковой или встречный выстрел охотника.

Из тяжелой охоты по колючим кустарникам со спаниэлем она превращается в истинное удовольствие. Во время «ее надо изредка негромко посвистывать, чтобы ориентировать собаку-

Охота на фазана в сплошных зарослях камыша обычно бывает почти невозможна, и охотники, как правило, ее избегают.

Стрелять фазана следует дробью № 6 или 5, тщательно выцелив.

Охота на лесную дичь

Самая распространенная лесная дичь — тетерев и вальдшнеп, значительно реже встречаются глухарь и белая куропатка.

Охота со спаниэлем по рябчику — случайность. Иногда удается сделать удачный дублет из-под собаки по взлетевшему выводку молодых птиц, но в большинстве случаев рябчик убегает в чащу и взлетает, не подпустив к себе собаку.

Рис. 20. Работа по взматеревшему выводку тетеревов

Охота в лесу требует от спаниэля известного рода уравновешенности, умения сбавлять в известных случаях ход и сокращать поиск. Очень ценным качеством спаниэля является умение обойти убегающую птицу и поднять ее на крыло.

Охота на тетеревов с натасканным и послушным спаниэлем доставляет большое удовольствие. Он, как правило, в лесу старается не терять из виду хозяина. Неширокий поиск собаки дает возможность охотнику без труда следить за ней, а это немаловажный фактор для успеха охоты.

Пусть собака обладает огромной охотничьей страстью и сильным чутьем, но если она ходит на поиске далеко от охотника и к тому же плохо слушается свистка, в лесу с ней делать нечего.

Приходилось встречать и спаниэлей, которые охотились «сами на себя». На полевых испытаниях по уткам и по коростелям эти собаки получали даже дипломы, но как только попадали в лес, прекращали обращать внимание на своих владельцев и гоняли все, что попадалось, скрываясь с глаз охотников на долгое время. Конечно, в таком случае охотнику ничего больше не оставалось делать, как садиться на пенек и ждать возвращения собаки.

Узкий и частый «челнок» поиска и природная старательность спаниэля в розыске дичи — качества, делающие охоту с ним по лесной дичи более продуктивной.

Говоря о природных достоинствах спаниэля, не следует думать, что необходимыми качествами обладают все собаки и работать охотнику над ними не следует.

Какой бы ни был мягкий и покладистый характер у спаниэля, охотник должен натаскать собаку по лесной дичи прежде, чем выходить с нею на охоту

Лесная птица, особенно тетерев и глухарь, имеет более сильный запах, чем, например, бекас и дупель. Кроме того, запах дичи из отряда куриных сильно волнует всякую собаку. Практика показывает, что тетерева и глухаря собака преследует более азартно, чем болотную дичь. Если, например, собака поймает подранка коростеля или бекаса, она принесет его целого, подранка же тетерева, как правило, прикусит. Если спаниэль поднимает на крыло утку, он спокойно взлаивает один-два раза, если же посадит тетерева или глухаря на дерево — азартно заливается звонким голосом.

Начиная охоту по тетеревам обычно с середины августа, охотник направляется в такие участки леса, где растет лесная ягода. К этому времени тетерева кормятся гонобобелем, черникой и малиной (земляника уже отцвела, а брусника еще не поспела). Тетеревиные выводки можно встретить и на лесных полянках, возле рощь и кустарников, на пойменных лугах и особенно на клевере. К этому периоду, если лето было сухое, многие лесные болотца и ручьи пересыхают и тетеревиные выводки перемещаются в новые места — поближе к воде. Даже в течение одного дня местопребывание и поведение тетеревов изменяется несколько раз. Утром до восхода солнца, в сильную росу, тетерева избегают высокой травы, а кормятся на бугорках, возле лесных дорог и на более сухих местах.

Позже они охотно разбредаются по траве лесных полянок, освещенных солнцем. Часам к десяти утра, когда солнце уже припекает основательно, выводки переходят к болоту, озеру, лесным ручьям и речкам. Напившись, птицы забиваются недалеко от воды в теневые прохладные места — в кустарник, орешник, поросший высоким бурьяном, под густые елки. В самую жару любят тетерева отсиживаться прямо в болоте, на кочках или в кустиках, иногда довольно далеко от ближайшего леса. Найти их бывает очень трудно, собака, не встречая следов, может причуять птицу только в непосредственной близости. Тетерева упорно не покидают прохладного места, вылетая из-под самой морды собаки.

Когда спадает жара, часов около четырех, тетеревиные выводки снова выходят кормиться на ближайшие ягодники или лужайки-

Как и всякие куры, тетерева на ночевку уходят довольно рано; часам к семи они уже забиваются в орешник или другое крепкое место.

Взматеревшие тетерева примерно со второй половины сентября кормятся в течение всего дня.

Чем горячее собака, тем позже выходит охотник на охоту. Чем больше просохнет трава, тем слабее будет запах от тетеревиного следа, значит, собака дольше задержится на следах, охотник ближе успеет подойти к ней, стрельба будет результативнее.

Рис. 21. Подача черныша

Для успешной лесной охоты совершенно необходима четкая работа собаки «челноком». Нет ничего хуже. когда спаниэль бегает по лесу по прямой линии: он и птицу пропустит и с глаз охотника уйдет.

Наблюдая за ходом даже опытной собаки, охотник сигналом руки или свистка изредка направляет ее поиск, стремясь не допускать того, чтобы спаниэль копался на старых набродах или долго задерживался в частых зарослях леса. Если по первому свистку собака не появилась, охотник идет к тому месту, где она мелькнула в последний раз, старается увидеть ее и определить, отчего она там задержалась.

Внимательный охотник часто видит, что спаниэль нашел след птицы и ведет по нему.

На поиске спаниэль всегда повиливает хвостом. Когда опытная собака попадает в ягодники, например в брусничник, повиливание хвостом увеличивается. Это означает, что у нее повышается внимание, потому что в таких местах она привыкла находить птицу. Когда же спаниэль попадает на свежие следы, он вообще преображается: стелется по земле, всем своим видом показывая, что птица рядом. Следуя близко, охотник иногда успокаивает его словами «Тише, тише!», особенно если он работает горячо или только первое поле. Как только выводок взлетает, охотник командует «Лежать!». Стрелять сразу по взлетевшему выводку совсем не обязательно: тетерева никуда не денутся, а, разлетевшись в разные стороны, рассядутся поодиночке где-то в трехстах шагах от места взлета. Найти их вторично и стрелять по одному гораздо интереснее.

Конечно, есть, к сожалению, еще и такие охотники, которые, взяв пару птиц с первого подъема, идут и добивают весь выводок поодиночке, тем более, что перебить выводок с хорошим спаниэлем нетрудно.

Всегда надо помнить, что стрельба по матке и стрельба на дальнюю дистанцию (свыше 35 м) совершенно недопустимы: ценные птицы могут быть совершенно истреблены.

Спаниэль, у которого практикой охоты владелец выработал осторожность и «вежливость», найдя выводок тетеревов, вовсе не бросается на него сразу, как это думают многие. Подводка у такой собаки бывает осторожная, в несколько приемов. Это зависит, конечно, от опыта собаки. Со временем у нее появляется мастерство. Приходится наблюдать, что после короткой приостановки спаниэль подводит к птице по-разному, в зависимости от ее поведения. Так, например, когда собака работает по коростелю или осеннему чернышу, которые долго от нее убегали, подводка бывает энергичная — броском.

По затаившемуся дупелю или осеннему вальдшнепу собака не бросается, подводит осторожно, чувствуя, что птица не бежит, а затаилась рядом. Так же ведет себя спаниэль, когда находит затаившийся выводок.

Однажды вдвоем с товарищем мы шли в седьмом часу вечера краем луга. Спаниэль правильным «челноком» обыскивал впереди редкие кустарники. Вот он, по-видимому, нашел следы птиц на берегу озерка: заносился туда-сюда и, энергично виляя хвостом, повел зигзагами по широким следам от озерка через лужайку на пригорок к березовой роще.

Собака вела шагов триста-четыреста, изредка останавливаясь и поглядывая, словно хотела убедиться, не отстают ли от нее. У опушки рощи она осторожно потянула к группе низких кустов и на мгновение замерла. Когда ей скомандовали «Вперед!», она сделала несколько шагов к кустам. Сейчас же оттуда сорвалась старка и пара молодых тетеревят. Мы выстрелили — и оба молодых свалились в траву. В это время спаниэль почти ползком еще продвинулся вперед. Снова сорвались три молодых тетерки, но мы стрелять не стали. Тогда собака сделала несколько быстрых бросков за кусты, и оттуда свечкой вылетел старый черныш.

Удивительная на первый взгляд дифференциация подводки решается собакой, конечно, инстинктивно: птица бежит — собака бросается, птица затаилась — собака подводит осторожней.

Убитую птицу или подранка спаниэль обычно приносит охотнику. Нужно ли это всегда поощрять? Практика охоты показывает, что спаниэль, который всегда приносит тетеревов охотнику, начинает работать с большим азартом и, в конце концов, может потерять осторожную потяжку, начнет их гонять. Нам кажется, что практически это невыгодно. Другое дело — подранок. Тут уж собака обязана его найти, поймать и подать своему владельцу.

Рис. 22. Ведет по старому глухарю

Встречаются нервные и пугливые спаниэли, которые боятся подранка. И в этом часто виноват охотник.

Обучать молодую собаку подаче подранка надо осторожно: раненая птица может ударить щенка, который. надолго запомнит это.

Охота на старых тетеревов-косачей в начале открытия летней охоты проводится попутно с охотой по молодым выводкам. Они еще не успели окончательно перелинять и забиваются в крепкие, болотистые места. Линяющие тетерева спасаются от собаки бегством. Опытный спаниэль, прихватив запах забившегося в куст косачa, обходит его и, сделав бросок, выгоняет под выстрел.

Примерно с 15 сентября в Центральной полосе СССР закон запрещает стрелять тетерок, не только старых, но и молодых. Однако тетерева в это время еще держатся выводками.

С конца сентября петухи отделяются от курочек, делаются более осторожными, подолгу остаются на кормежке и быстро убегают от собаки и охотника. В это время стрелять их очень трудно: перо у них делается крепким и плотным, и вылетают они на значительном расстоянии. Стреляют их случайно или попутно во время охоты по вальдшнепам на высыпках.

Спаниэль долго ходит по следу кормящегося черныша. Иногда приходится идти за собакой несколько сот метров, прежде чем она перейдет на потяжку. Опытная собака, приблизившись к птице, бросает след, делает полкруга и, отрезав путь отступления, поднимает черныша на охотника.

Рис. 23. Работа по вальдшнепу

Нередко приходилось наблюдать, как работающая в густых зарослях собака выгоняла черныша на полянку или на лесную тропу, где охотник стрелял бегущую по земле птицу.

Вообще весь смысл натаски спаниэля по лесу заключается в том, чтобы привить собаке «вежливость», послушание свистку и жесту охотника, приучить не отходить далеко от хозяина и не поднимать птицу до его подхода.

Охота на глухарей во многих областях Европейской части СССР запрещена. Там же, где она разрешена, с успехом можно пользоваться помощью спаниэля.

Охота по глухариным выводкам ничем не отличается от охоты на тетеревов. Только глухариный выводок долго бежит от собаки и вылетает часто довольно далеко, за пределом дробового выстрела. Охота с опытным спаниэлем, который овладел методом захода, здесь может быть особенно удачной.

Со спаниэлем возможна охота не только по выводкам, но и по старым петухам-одиночкам.

Однажды, двигаясь в березовом лесу, недалеко от опушки, заросшей можжевеловыми кустами, охотники заметили, что спаниэль нашел след какой-то птицы и быстро повел от одной можжухи к другой, обнюхивая нижние ветки. Встреча с чернышом была возможна, и, заложив в стволы патроны с четвертым номером, охотники поспешили за собакой. Так они прошли метров двести или триста. Вдруг собака приостановилась и потом прыжками бросилась вперед. Птица не взлетела. Тогда охотники поспешили наперерез собаке, заходя за группу елочек, росших на пути ее хода. И вот из елок шагах в тридцати от охотников вылетел старый глухарь-Мощная птица покачнулась от первого выстрела и свалилась от второго. Охотники прошли несколько шагов и увидели, как спаниэль, схватив битого глухаря за толстую шею, пятится к ним и тащит по земле тяжелую птицу. Так неожиданно, благодаря «обоюдному заходу», охотники добыли редкую птицу.

Рис. 24. Нашел подранка

Охота на вальдшнепов на высыпках — одна из самых интересных. Ходьба на прохладном октябрьском воздухе в прозрачном, без листьев, лесу, неожиданный вылет как из-под земли коричневой красивой птицы, удачный выстрел, требующий немалого искусства, и яркие краски золотой осени глубоко волнуют сердце истинного охотника-спортсмена. :

Охота по вальдшнепам на высыпках требует очень послушной и «вежливой» собаки. С собакой, которая имеет широкий и неправильный поиск, которая «напирает» на птицу, не дожидаясь подхода охотника, по вальдшнепам охотиться неинтересно, а иногда и бесполезно: птицы срываются вне выстрела, охотник нервничает и допускает промахи.

Жирный осенний вальдшнеп во время кормежки в лесу ходит мало, поэтому собака обычно работает по нему накоротке, т. е. сразу чует затаившуюся птицу. Спаниэль резко замедляет ход, а потяжку к птице ведет медленным, крадущимся шагом.

Внимательный охотник своевременно заметит поведение собаки и подготовится к выстрелу. Подходить близко к собаке не надо, если поиск ее не выходит за пределы нормального дробового выстрела. Из-под спаниэля осенний вальдшнеп редко летит низом, лавируя между деревьями; в мелколесье он свечкою взлетает вверх: Достигнув вершин деревьев, птица изменяет направление и летит по горизонтали. Во всех случаях охотник должен мгновенно вскинуть ружье, однако стрелять можно, только тщательно выцелив птицу.

Рис. 25. По выводку белых куропаток

Охота на белых куропаток пользуется большой популярностью. Продолжается она весь осенний сезон до выпадения снегаБелая куропатка — птица оседлая. Она круглый год держится в лесу, главным образом на моховых болотах, и только осенью выходит на опушки болот и к яровым полям. Белая куропатка почти вдвое крупнее серой. Выводки ее очень многочисленны.

На моховых болотах с небольшими елочками и сосенками охотиться на эту птицу легко.

Спаниэль не дает выводку далеко бежать и быстро поднимает птиц на крыло, после чего они веером разлетаются в разные стороны.

Белые куропатки никогда не садятся на деревья. При выводке обязательно находится петух, который заботится о нем больше, чем мать. Молодые, после того как разбит выводок и убит петух, хорошо затаиваются и подпускают собаку вплотную.

Опытный спаниэль работает по белым куропаткам с заходом и не позволяет им убежать слишком далеко.

Изложенные в этой книге виды и способы охоты на птицу со спаниэлем, конечно, не исчерпывают всех возможностей этой интересной породы собак.

Спаниэль настолько хорошо приспособлен к различным климатическим условиям нашей страны, что с успехом может разводиться почти во всех районах как севера, так и юга. Охотничья страсть и большие способности позволяют применять его для всех видов охоты по всякой птице. В этом отношении возможности спаниэля действительно безграничны.

Правила полевых испытаний спаниэля

1. Спаниэли могут испытываться по степной (перепел, куропатка, фазан), болотной (дупель, бекас, коростель, гаршнеп, курочка), боровой (вальдшнеп, тетерев, белая куропатка, глухарь) и водоплавающей (утка) дичи.

2. Выявление и оценка полевых (охотничьих) качеств спаниэлей производятся по вольной птице в естественных условиях до отстрела включительно одной из сработанных собакой птиц-

3. В процессе испытаний должна приниматься во внимание и учитываться работа собаки не только по основной, но и по всякой другой дичи, встреченной собакой.

4. Собака может быть снята судейской комиссией с испытаний в следующих случаях:

а) при отказе идти в поиск в течение 10 мин.;

б) при боязни выстрела;

в) за «гоньбу» — преследование поднятой на крыло птицы на расстояние далее 30 м;

г) при отсутствии послушания собаки, необходимого для ее испытания;

д) по желанию владельца, с согласия судейской комиссии.

Собаки, снятые с испытаний, остаются без расценки, но с обязательным указанием в протоколе комиссии причины снятия с испытаний.

5. На испытаниях выявляются и оцениваются следующие охотничьи качества спаниэлей: а) чутье; б) быстрота поиска; в) правильность поиска; г) потяжка и

подводка; д) настойчивость в работе; е) подача убитой дичи; ж) постановка и послушание.

6. Чутье собаки — это ее способность с помощью обоняния искать и находить дичь. Чутье — главный элемент в работе собаки, оно является врожденным качеством, которое совершенствуется в процессе охоты.

7. Под быстротой поиска понимаются скорость и легкость собаки в поиске. Быстрый и легкий ход в поиске обеспечивает обыск местности в более короткое время.

8. Правильный поиск собаки — поиск «челноком» впереди ведущего с равномерными отходами вправо и влево от направления хода ведущего и с удалением oт него в каждую сторону до 30 м. Такой поиск обеспечивает тщательность обыска местности, а также дает возможность охотнику произвести верный выстрел по поднятой птице.

9. Под потяжкой понимается замедление хода спаниэля в поиске в момент причуивания дичи для уточнения места ее нахождения, а под подводкой— переход спаниэля на более быстрое движение для подъема птицы на крыло. Четко выраженная потяжка позволяет охотнику приблизиться к собаке и приготовиться к выстрелу. Четкая и быстрая подводка не дает возможности птице убегать, обеспечивает быстрый подъем ее на крыло.

10. Настойчивость спаниэля в работе — его энергичность и безотказность в розыске и преследовании птицы, а также в розыске подранков и подаче битой птицы из крепких мест. Настойчивость собаки в работе повышает успех охоты.

11. Подача спаниэлем убитой птицы — важный и необходимый элемент в его работе. Подача у спаниэля является врожденным качеством, развиваемым в процессе воспитания и дрессировки. Четкая подача спаниэлем убитой птицы исключает возможность потери ее.

12. Под постановкой и послушанием понимается правильная дрессировка и натаска собаки, в результате чего она четко, быстро и безотказно выполняет команды и сигналы ведущего, что обеспечивает лучший успех использования ее на охоте.

13. Полевые (охотничьи) качества спаниэля расцениваются на испытаниях и состязаниях в баллах по следующим элементам работы:

 

Таблица 1

 

Элементы работы
Чутье
Поиск
Потяжка и подводка
Настойчивость в работе
Подача убитой дичи
Постановка и послушание
Общий балл
быстрота
правильность
Высшие баллы
25
10
10
10
10
10
25
100

 

14. На полевых испытаниях спаниэлю должно быть предоставлено не менее двух птиц, из которых одна (желательно) перемещенная.

15. Полевые испытания каждого спаниэля производятся в течение часа, в два приема, по 30 мин. каждый, с перерывом в 30 мин.

Испытание собаки может быть закончено, ранее указанного срока, если она работала последовательно не менее чем по двум птицам и если у судейской комиссии создалась полная ясность в отношении всех элементов ее охотничьих качеств.

16. Перед пуском очередной собаки в поиск судейская комиссия проверяет один из элементов послушания собаки — хождение рядом с ведущим на поводке и без него. После этого ведущему дается указание пустить собаку в поиск для выявления быстроты и правильности ее поиска. Место пуска собаки в поиск в начале ее работы выбирается ровное, нетопкое и чистое, с невысокой травой. Ведущий должен идти против ветра.

17. Для проверки выполнения собакой команды «Лежать!» председатель судейской комиссии дает указание ведущему уложить ее. Укладка производится при удалении собаки от ведущего не ближе чем на 20 м в момент активного причуивания ею птицы.

В мокрых, заболоченных местах от собаки не требуется полной укладки; вполне достаточно, если собака по сигналу ведущего полуприсядет, задержится или остановится и будет ждать подхода ведущего или его последующей команды. Это дает возможность охотнику приблизиться к собаке для более верного выстрела по птице.

18. С целью определения отношения собаки к выстрелу ведущему дается указание произвести выстрел холостым патроном по первой сработанной птице, а вторую — отстрелять (если в этом есть необходимость).

19. После второй птицы, сработанной собакой, спаниэль испытываётся на подачу. Для этой цели используется свежеубитая птица, относящаяся к тому виду дичи, по которому производится испытание.

Птица забрасывается одним из судей на виду у собаки на 12—15 м от нее. После падения птицы собака посылается ведущим командой «Подай!». Исполнение собакой этой команды проверяется как на суше, так и при подаче с воды (при испытаниях на воде).

Расценка и оценка качеств (охотничьих) спаниэля

20. По окончании испытания собаки судейская комиссия производит расценку выявленных у нее охотничьих качеств, руководствуясь «Ориентировочной шкалой оценок и примерных скидок».

21. Подъем и преследование спаниэлем зайца при условии возвращения собаки назад по команде или свистку, а также облаивание боровой птицы, взлетевшей из-под собаки и севшей на дерево, не являются недостатками в работе собаки, а учитываются как достоинство.

22. Дипломы I, II и III степени за полевые (охотничьи) качества собаки присуждаются при выполнении ею следующих требований:

 

Таблица 2

 

Требования
I степени
II степени
III степени
Общий балл не менее
80
70
60
В том числе:
чутье не менее
20
18
16
подача убитой дичи не менее
8
6
6
По остальным элементам работы (табл. 1) собака должна получить оценку не менее
0,8 высш. балла
0,6 высш. балла
Не требуется

 

Ориентировочная шкала оценок и примерных скидок при определении полевых (охотничьих) качеств в работе собак породы спаниэль

 

п/п
Наименование элементов работы и требований для получения высшего балла
Высший балл
Недостатки в работе собаки, снижающие расценки
Ориентировочный балл скидки
1
Чутье Собака должна показать четкое, уверенное и безошибочное чутье при нахождении и подъеме дичи
25
а) неточное указание на птицу при ее подъеме;
до 6
б) продолжительное «ковыряние» на набродах птицы;
до 8
в) пустые длинные подводки, не оканчивающиеся подъемом птицы;
до 10
г) прохождение собакой птицы на поиске под ветром без подъема ее
до 10
2
Быстрота поиска Требуется поиск собаки на чистом месте быстрым и легким галопом с переходом на рысь в момент причуивания птицы
10
а) поиск медленным галопом;
1
б) поиск рысью;
2
в) поиск рысью вперемежку с шагом;
4
г) поиск шагом
6
3
Правильность поиска Требуется правильный поиск собаки «челноком» в пределах 30 м от ведущего
10
а) не совсем правильный «челнок» с пропусками отдельных небольших участков;
2
б) неправильный, бессистемный поиск с большими пропусками необысканных мест;
4
в) слишком узкий поиск в пределах 10—15 м от ведущего;
2
г) слишком широкий поиск за пределами 30 м от Ведущего
4
4
Потяжка и подводка Собака должна, прихватив запах птицы или ее следа, резко оживиться, т. е. перейти на напряженный энергичный поиск с учащенным помахиванием хвостом: уточнив запах птицы или ее следа, собака должна перейти на потяжку, т. е. резко снизить ход поиска; определив местонахождения птицы, собака должна перейти на быструю и четкую подводку для подъема птицы на крыло, с отдачей голоса в момент ее подъема, особенно в крепких местах
10
а) отсутствие оживления в момент причуивания запаха птицы или ее следа;
2
б) не снижает хода после причуивания птицы:
2
в) медленная, вялая, нечеткая подводка;
2
г) отсутствие отдачи голоса в момент подъема птицы
2
5
Настойчивость в работе От собаки требуется энергичная и безотказная работа в обыске местности, в отработке следа и в преследовании дичи в крепких местах
10
а) недостаточная настойчивость в обыске крепких мест;
2
б) недостаточная настойчивость в отработке следа в крепких местах;
4
в) отказ от преследования дичи в крепких местах
6
6
Подача убитой дичи Собака должна безотказно подавать птицу как на суше, так и с воды, брать ее мягкой хваткой и отдавать в руки ведущего
10
а) не подает птицу ведущему в руки, а бросает около него;
2
б) при подаче птицы сильно мнет ее;
2
в) не подает с суши или из воды (в зависимости от того, по какой дичи проводятся испытания)
10
7
Постановка! и послушание От собаки требуется четко и быстро выполнять команды: «Рядом!» (при движении около ведущего без поводка), «Лежать!» (в момент причуивания птицы), реагировать на сигнал свистком для изменения направления поиска, а также не гнать поднятую на крыло птицу
25
а) по команде «Рядом!» без поводка не идет около редущего;
2
б) команду «Лежать!» в момент причуивания птицы не выполняет;
2
в) не реагирует на сигнал для изменения направления поиска;
2
г) после выстрела без команды бросается вперед;
2
д) преследует поднятую на крыло птицу на расстояние до 15 м;
2
е) преследует поднятую на крыло птицу далее 15 м, но не более 30 м
8

Положение об организации учета, записи в республиканскую племенную книгу и всесоюзную племенную книгу собак охотничьих пород

1. В целях правильной организации племенной работы в охотничьем собаководстве и более полного охвата учетом всего поголовья охотничьих собак устанавливается следующий единый порядок оформления племенной документации взамен существующих ранее справок и свидетельств о происхождении, родословных, а также ПРКОС и ВРКОС.

2. Первичное оформление происхождения охотничьих собак производится:

а) республиканскими и областными обществами охотников, а также по их поручению отдельными районными обществами охотников;

б) по поручению Центрального совета всеармейского военного общества охотников, окружными советами военных обществ охотников;

в) Центральным советом добровольного спортивного общества «Динамо»;

г) пушнозаготовительными организациями или по их поручению отдельными питомниками собак охотничьих пород.

«Свидетельства о происхождении» выдаются только щенкам, происходящим от однопородных родителей, имеющих известное происхождение и оцененных за породность, конституцию и экстерьер «удовлетворительно» и выше.

Основанием для оформления происхождения собаки охотничьей породы служат: акт о вязке собак, акт щенения и осмотра помета, а также родословные производителя и производительницы, от которых получены щенки. Согласно этим документам, владельцам собак выдаются «свидетельства о происхождении охотничьих собак».

«Свидетельство о происхождении» является единственным первичным документом, подтверждающим происхождение охотничьей собаки.

Организации, производящие выдачу «свидетельств о происхождении собак охотничьих пород», ведут учет выдаваемых документов в книге учета.

3. Собаки охотничьих пород второй и третьей возрастных групп, по комплексной оценке отнесенные на выставках к первому, второму и третьему бонитировочным классам, а первой возрастной группы к первому классу, записываются в «республиканскую племенную книгу собак охотничьих пород» (РПКОС), которая ведется республиканскими органами управления охотничьего хозяйства или по их поручению республиканскими обществами охотников.

4. Собаки охотничьих пород второй и третьей возрастных групп, по комплексной оценке отнесенные на выставках к бонитировочному классу «элита», записываются во Всесоюзную племенную книгу собак охотничьих пород (ВПКОС), которая ведется Управлением государственными заповедниками и охотничьим хозяйством Министерства сельского хозяйства СССР.

5. Всесоюзная племенная книга собак охотничьих пород ведется на русском языке. Республиканские племенные книги — на языке союзной республики, в которой эта книга ведется. Выписки из республиканских племенных книг и свидетельства — на двух языках — русском и национальном — той республики, в книге которой была записана собака.

6. Всесоюзная и республиканские племенные книги ведутся для каждой породы в отдельности, а нумерация в каждой из книг имеет литер, отвечающий соответствующей породе и начинающийся с номера «1».

Породам-присваиваются соответствующие литеры.

7. Запись во Всесоюзную и республиканские племенные книги производится на основании следующих официальных подлинных документов:

а) «свидетельства о происхождении охотничьей собаки»;

б) дипломов на медали, полученных на выставках;

в) свидетельств оценки за породность, конституцию и экстерьер;

г) дипломов за полевые (охотничьи) качества, полученных собакой на испытаниях, испытательных станциях и состязаниях.

8. На собаку, записываемую во Всесоюзную племенную книгу, обязательно представляется две фотографические карточки, каждая размером 9X12 см. Собака должна быть снята строго в профиль с правой стороны.

Одна из карточек наклеивается на экземпляр записи, выдаваемый владельцу собаки, вторая прикрепляется к записи, оставляемой в деле организации, оформлявшей запись.

 

Опубликовано: Декабрь 31st, 2016. Рубрики: